Становление и развитие кружевного промысла

Продолжение книги «Елецкие кружева и кружевницы (историко-экономический очерк)».

Глава II. Становление и развитие елецкого кружевного промысла во 2-й половине XIX в. (1860-1880 гг.)

Город Елец к середине XIX века был крупным торговым уездным центром. Не случайно этот факт был отмечен в указе Николая I от июня 1846 г. Согласно ему император уравнял Елец в торговых правах с губернскими и портовыми городами России [4].

К середине XIX века кружево плели в 17 губерниях Российской империи. Производством разнообразных кружевных изделий в Орловской губернии занимались три центра: Орел, Елец и Мценск. В 50-х годах XIX века домашнее женское ремесло кружевоплетения стало превращаться в г. Ельце в народный художественный промысел.

Изучая историю елецкого кружева, следует выделить две стадии его развития. Первая стадия характеризуется тем, что промысел служил преимущественно для удовлетворения личных потребностей. На второй стадии кружевоплетение развивается как художественное народное прикладное искусство с целью сбыта на рынках.

Многие историки-искусствоведы утверждают, что елецкий кружевной промысел сложился к середине XIX века. Но это не отвечает действительности. В «Вестнике Всероссийских съездов кустарных промыслов» один из деятелей елецкого земства Ф.Н. Пилюгин писал: «Начало производства кружева положено давно, но до 50-х годов 19-го столетия плетением кружев занимались только в купеческих семьях и дворянских усадьбах, где кружева вырабатывали для удовлетворения собственных прихотей» [13].

В «Московских ведомостях» 1883 г. опубликована анонимная статья «Кружевное производство в Ельце и его уезде», очевидно, елецкого автора. Он утверждает, что «местный промысел и производство кружев оригинальны в том, что оно возникло и организовалось само собой, без всякой посторонней инициативы» [9].

З.М. Твердова-Савицкая утверждает, что женское население Ельца и его пригородов уже давно овладело техникой плетения кружев на плетении грубого гаруса на коклюшках. В XVIII веке в Ельце из отходов шерсти при выделке кож плели гарусные шнурки черного, красного, голубого и желтого цветов для украшения одежды военных, казаков, крестьян и чиновников для всей России. При таких условиях местное кружевное производство развивалось как бы органически на почве уже существовавшего промысла гаруса. Достаточно было небольшого толчка, чтобы местные мастерицы перешли от грубого гаруса к более тонким и сложным работам плетения кружев при помощи тех же орудий [16].

Очевидно, автор считает, что, кроме плетения гаруса, в Ельце женщины не знали, как плетут кружева, то есть до XVIII века кружевоплетения как домашнего ремесла в городе не было. Это несколько наивная техническая теория объяснения перехода от гарусного ремесла в Ельце к кружевному художественному промыслу.

Вопрос о становлении и развитии кружевного промысла в Елецком уезде за 30 лет с 1850 по 1880-е годы в историко-краеведческой литературе, по существу, не получил освещения. Поэтому появились различные мнения об особенностях и причинах его быстрого развития в 80-х — 90-х годах. Корни превращения женского, домашнего кружевоплетения в один из самых крупных, массовых и ведущих кружевных промыслов в России надо искать в особенностях бурного развития капитализма и влиянии буржуазных реформ 60-х — 70-х годов.

В «Памятной книге Орловской губернии 1860 года» записано: «Кружевного товара из Ельца в различные города России и Закавказья вывезено на 75 тысяч рублей» [12]. В этих трех строчках много смысла. Во-первых, елецкий кружевной промысел вышел на всероссийский рынок. Во- вторых, в различные города России вывезено «кружевного товара на 75 тысяч рублей». Для того времени это значительный объем продукции по стоимости. Все это можно считать рождением кружевного промысла.

Один из первых историков г. Ельца Иван Уклеин сообщая данные об экономике, торговле и указывая перечень предприятий и заводов г. Ельца, ни одного слова не говорит о кружевном промысле, очевидно, кружевоплетение еще не стало промыслом и не имело значения в экономической жизни уезда [22].

Интересные данные мы встречаем в упомянутой книге С.А. Давыдовой: «В Затоне постоянно плели кружево только 40 кружевниц с 1865 года, в Лавах насчитывалось 322 человека, которые постоянно плели кружево. С 1865 года в Казаках было 387 кружевниц. Работали постоянно в Архангельском (Пушкари) 620 кружевниц с 1865 года» [5]. Нетрудно подсчитать, что в 1865 году только в четырех пригородах Ельца постоянно работали и жили за счет дохода от кружевного промысла 1369 кружевниц. Следовательно, в 1865 году основная масса кружевниц была в городе, женском Знаменском монастыре, но промысел уже начал распространяться в пригородных селах уезда.

В 1865 году в Орле вышла в свет книга Н. Ридингера «Материалы для истории и статистики г. Ельца», которая позднее была переиздана в 1993 г. С.В. Красновой [13]. В ней имеются важные и интересные статистические данные о кружевном промысле 60-х годов XIX века. Н. Ридингер кружевной промысел называет «отраслью промышленности по части женских рукоделий»: большая часть елецких женщин с самого раннего возраста занимается плетением кружев из шелка, бумажной пряжи, из гаруса (шерсти) и льняных ниток. Свои кружевные изделия они продают елецким торговцам, которые развозят и рассылают их по всей России. Оборот такой торговли достигает в год до 100 тысяч рублей серебром [14].

Если объем продукции кружевного производства Ельца сравнить с объемом продукции 2-х металлических и 2-х чугунолитейных заводов Ростовцевых и Криворотовых, который достигал 200 тысяч рублей в год, то кружевной промысел составлял половину стоимости всей металлургической про-мышленности города. Автор книги подтверждает, что промысел вышел на всероссийский рынок, а объем кружевного производства по годовой стоимости с 1860 г. к 1865 г. вырос на 25 тысяч рублей.

В книге Н. Ридингера есть данные, которые проливают свет на процесс перехода кружевного ремесла к товарно-денежному рыночному народному промыслу. «К рукоделию этого города следует отнести, — сообщает Н. Ридингер, — плетение гарусных шнурков для крестьянской одежды, которых в Ельце приготовляется в год до 100 тысяч мотков, на сумму до 10000 рублей» [16].

Во-первых, следует отметить, что параллельно с развитием кружевного промысла в Елецком уезде сохраняется производство гаруса, причем объем его производства по стоимости за 1865 год в 10 раз меньше годового производства кружева.

Во-вторых, эти данные подтверждают, что в 70-х годах завершался процесс вытеснения с рынков производства гаруса не только потому, что он вышел из моды, а потому, что производство кружев было значительно труднее и сложнее, а главное, что оно было экономически более выгодно. Крестьяне и ремесленники, женщины города и селений стали считать кружевное производство средством добывания денег для жизни. Производство гаруса, по существу, в связи с быстрым развитием кружевного промысла исчезло в Елецком уезде к 1888 г.

С XVIII века и до 2-ой половины XIX века производство гаруса на продажу и его вывоз из Ельца большими партиями по городам всей России было модным промыслом. Производство кружевных изделий в Елецком уезде стало промыслом и прикладным искусством в 60-х годах XIX века. Но к концу 80-х годов промысел по производству гаруса не просто исчезает, а вытесняется с рынка сбыта в результате конкуренции с елецким кружевным промыслом. В процессе развития гарусный промысел исчезает, а кружевной промысел усиливается.

Возникновение и развитие кружевного промысла в Елецком уезде нельзя отрывать от конкретно-исторических условий, экономики России и Орловской губернии в частности. Кроме Ельца и его пригородов, кружевной промысел развивался в Орле и Мценске. Мценское кружево пользовалось славой и известностью в России. На рынке с 1-ой половины XIX века вплоть до 60-х годов Мценская школа кружевоплетения конкурировала с известным крупным регионом производства кружев — Вологодской губернией. Вологодские кружева, в отличие от мценского, назывались «русским кружевом», так же как и елецкие кружевные изделия. Из этого следует вывод, что елецкий кружевной промысел развивался и вырос не только на фоне вытеснения производства грубого гаруса, но и в условиях конкуренции на всероссийском рынке сбыта с мценским и известным в России вологодским кружевным промыслом.

В 1883 г. один из деятелей елецкого уездного земства Ф.А. Пилюгин писал: «Распространению в Елецком уезде кружевного промысла способствовало усиление размеров спроса на рынке на кружевные изделия, который присутствовал постоянно и, безусловно, вызывал конкуренцию» [10]. На елецкий рынок приезжают скупщики и торговцы кружевом из других городов: Орла, Мценска, Варшавы и Одессы. Пилюгин считал конкуренцию главным условием быстрого развития елецкого кружевного промысла. В середине XIX века, действительно, на рынке значительную конкуренцию составляло кружевное производство Мценского уезда Орловской губернии, о чем сообщает С.А. Давыдова [6].

В дореформенной России Николая I помещики в своих владениях создавали кружевные фабрики, на которых использовался труд крепостных женщин. Некоторые из этих фабрик были очень крупными, например, фабрика Протасовой близ Мценска, на которой работало тысяча двести девушек и женщин, часть кружев с помещичьих фабрик шла на продажу [7]. «Мценский манер», — так называл народ мценское кружево.

Мценская кружевная фабрика и кружевницы в окрестностях Мценка плели кружевные изделия по узорам и «сколкам» западноевропейских, французских, бельгийских кружев. Мценская школа кружевоплетения, копируя западные образцы кружева, отвечала вкусам дворянской аристократии, но ее художественные традиции были чужды русскому прикладному искусству. Мценское кружево было красивым, очень дорогим, трудоемким, но по художественным формам было вычурным и однообразным. Подлинная холодная и скучная красивость. В итальянском и французском кружеве на свободном тюлевом фоне размещались букеты и гирлянды цветов, букеты и цветущие кусты. Они чередовались с различными геометрическими формами, в которых размещались птицы, животные, листья и др. Мценские мастера-художники пытались в это строгое однообразие крупных узоров и форм внести русские мценские мотивы: «Мценский край», «Пава за павой», «Пава и дерево» — но это не спасло мценский кружевной промысел.

В 60-х — 70-х годах мценское кружевоплетение стало угасать, падал спрос на мценское дорогое кружево. Оно не выдержало конкуренции с «русским кружевом», елецким и вологодским, и к 80-м годам сошло с общероссийского рынка.

Почему модное мценское кружево не привилось на российской почве? Не потому, что мценское кружево было дорогим и трудоемким. Западное привозное искусство художественного кружевоплетения не привилось в России потому, что оно не отвечало духовным и эстетическим потребностям, художественным вкусам русских мастериц, их национальным традициям, технике и технологии кружевоплетения. Во- вторых, елецкое и вологодское искусство кружевоплетения было не только самобытным национальным, но глубоко народным. Оно впитало в себя все художественные ценности российского прикладного искусства народа: вышивания, вязания, резьбы по дереву, кости, художественной обработки металлов, керамики и т.п.

Русское елецкое кружево вне конкуренции потому, что оно удовлетворяло потребности национально-религиозной обрядности, украшения костюмов, народного быта, интерьера и эстетического быта всего русского народа. О значении и роли народного, художественного кружевного искусства в России говорил в 1885 году выдающийся русский искусствовед В.В. Стасов в своем письме С.А. Давыдовой от 25.IX.1888 г.: «Надо показать и доказать, что наше кружево совсем других узоров и значения, чем кружево во всей остальной Европе. Узоры все иные и притом, виды кружев в Европе употреблялись дворянством, знатью — у нас простым народом» [2].

В 1873 году впервые елецкое кружево было представлено в Вене [1]. На Международной выставке художественных изделий оно пользовалось большим успехом. Елецкий кружевной промысел впервые вышел на западноевропейский рынок.

В 70-х годах XIX века елецкое кружево пользовалось известностью и славилось в России как «старое русское кружево». Распространение промысла в глубь уезда, его количественный рост вел к качественному изменению характера кружевоплетения.

В чем художественные и качественные особенности «елецкого русского кружева» 70-х — 80-х гг.?

Местные кружевницы еще в 1-ой половине XIX века создали особый самобытный стиль и технику плетения кружева с типичными елецкими узорами, композициями, отличными от изделий вологодских, мценских и рязанских. Многообразны мотивы и композиции тонкого и прочного парного «старого кружева». Они отражали красоту нашего лесостепного края. В изделиях елецких мастериц прослеживается не только огромный ручной труд, но в них проявлялся творческий разум, талант создавать прекрасное, а это было показателем огромного духовного богатства и красоты русских женщин-кружевниц. Это выражено и в словах народной песни кружевниц: «Заплету судьбу в свой узор кружевной, перевив заведу вечер тот голубой». Старое «елецкое кружево» ценилось не только из-за красоты и высокой художественности, легкости, но и высокого качества работы, изящества, тщательности исполнения, разнообразия изделий. Местные кружевницы из тонких белых хлопчатобумажных ниток, льняных, разноцветных ниток и шелка в основном парной парной и сцепной техникой плетения производили мерное кружево для украшения одежды и штучные изделия: дорожки, накидки, воротники, покрывала, блузки и другие изделия. Покупателя интересовало больше то, что удовлетворяло его бытовые запросы и художественные вкусы, и качество кружевных изделий, их прочность. Елецкое кружево привлекало ценителей искусства не только качеством их исполнения, но богатством и неповторимостью художественных форм, мотивов, узоров, гармонией их сочетания, красотой композиций и соблюдением пропорций.

Названия художественных узоров и композиций елецкого кружева не встречаются в других регионах кружевоплетения. Искусствоведы С.А. Давыдова и др. называют следующие узоры и мотивы «старого елецкого кружева»: «жучки», «паучки», «звездочки», «жемчужинка», «олень», «вороний глаз», «павлинка», «травчатый рубчик», «Елецкий край», «славянка», «гречишка», «морозный». Все эти узоры отражали особенности природы и пейзажей Елецкого края, но это совсем не означает, что елецкие кружевницы выплетали только свои узоры, наоборот, они были собирателями кружевных узоров по всей России. Сбывая свои изделия по различным регионам страны, они привозили в Елец другие образцы. Во 2-ой половине XIX в. на елецком кустарном складе кружевных изделий М. Полосиной собрано более двухсот узоров и образцов кружева.

[singlepic id=1361 w=450 h=500]

Изделия елецких кружевниц 70-х — 80-х годов блистали не только многообразием узоров, легкостью, ажурностью, высоким качеством работы, игрой красок, своим изяществом и праздничностью. Отличительной чертой елецкого мерного кружева для белья, полотенец, постельных принадлежностей являлись узоры цветного орнамента, обрамленные «сканью». Например, цветные мотивы на фоне решетки из паучков называются «жучок с цветком». Узор «Елецкий край» состоял из трех рядов ромбов, заполненных цветными мотивами из паучков, веточек, цветов, овалами из полотнянки. Полотнянка с паучком внутри называлась «жучком».

Рельефные мотивы с отводом «сканью», обилие сквозных прозрачных элементов и мелкие лучистые жилки различных фоновых сеток — типичные елецкие природные узоры — делают парное и многопарное елецкое кружево легким, воздушным и лёгким для России.

В этом основные черты и художественные особенности «елецкого русского старого кружева» 70-х — 80-х годов, которые принесли ему славу и популярность в XIX веке.

В 1880 году кустарный промысел в Ельце достиг большого развития в городе и начал распространяться в уезде. В городе и его пригородах насчитывалось 4679 кружевниц, из которых только 500 человек были городскими. Всего в селах и деревнях уезда было 5140 кружевниц женщин и девушек [17].

З.М. Твердова-Савицкая сообщает, что кружевниц в уезде 13 тысяч, а кружевного товара было произведено на 500 тысяч рублей. По данным Всероссийской комиссии по исследованию кустарных промыслов, в 1880 году сумма годового товара в Ельце составляла 340 тысяч 173 рубля 40 копеек. Характерно, что в 1880 году отчет оборота за год мценского кружевного промысла составлял только 78 тысяч рублей [18].

По данным С.А. Давыдовой, в 1880 году в 17 регионах России, где производилось кружево, насчитывалось 32 тысячи кружевниц. В одном Елецком уезде их было 11 тысяч 607. Это более 1/3 кружевниц всей России. Елецкий кружевной промысел в 1880 году стал не только массовым народным художественным искусством страны, но и самым крупным ведущим промыслом России [8].

В 1882 году елецкие кружева были представлены на Московской художественной промышленной выставке и отмечены дипломом за разнообразие и качество кружевных изделий.

В 1880-1883 годах завершается период становления кружевного промысла в Елецком уезде. С 1865 по 1880 год количество кружевниц увеличивается более чем в 4 раза, объем производства по стоимости увеличивается в пять раз и достигает полмиллиона рублей. Промысел развивается и охватывает 25 селений вокруг Ельца, 10 волостей уезда.

В 1886 году, по данным обследования кружевного промысла Всероссийской комиссией, в Елецком уезде насчитывалось 34892 крестьянских дворов, государственных и помещичьих крестьян, из них 24685 крестьянских дворов были заняты в кружевном промысле. Основная масса — государственные крестьяне [19].

Василий Иванович Немирович-Данченко посетил Елец в начале 1885 года. В своих «Записках» он писал о елецком кружевном промысле того времени так: «Плетение кружев — один из самых старинных и распространенных промыслов в Елецком уезде и самом Ельце. Особенно хороши шелковые кружева. Они выше всяких сравнений, но барышни, носящие на себе эту прелесть, знают, как оплачивается труд крестьянки, работающей над ними? При самом усердном занятии, не покладая рук, более 15 копеек в день не получишь, да и те, с трудом. Дело это опять организовано так, что оно идет в пользу скупщиков» [11]. Эти замечания автор записал по пути в Пальну, очевидно, из бесед с крестьянами усадьбы Стаховичей и окрестных деревень. Это был район лучших кружевниц Елецкого уезда. Средний заработок одной кружевницы, взрослой женщины, равнялся 38-40 рублям в год.

Для крестьян Елецкого уезда, которые после реформы 1861 года платили государственные, земские налоги и выкупные платежи за земли и освобождение от крепостной зависимости, годовой денежный доход от кружевного промысла был не только средством к жизни, но и важным условием выживания.

К середине 80-х годов XIX века значительно возросла экономическая роль кружевного производства в хозяйственной жизни уезда и города Ельца. Если в 1886 году производство кружева по стоимости составляло 500 тысяч рублей в год, то к 1888-1889 гг. — около миллиона рублей, что вдвое больше, чем производство двух кожевенных заводов Ростовцева и Валуйских и 25 кожевенных, кустарных мелких заведений уезда.

Елецкий и вологодский кружевной промысел завоевал всероссийский рынок сбыта кружев.

По инициативе нашей землячки С.А.Давыдовой в 1880- 1886 гг. ив 1913 г. было проведено три глубоких обследования кружевного промысла Елецкого уезда [20].

По итогам обследования и изучения кружевных промыслов Орловской, Вологодской и других регионов кружевоплетения в России С.А. Давыдова в 1892 г. издала книгу «Русские кружева и русские кружевницы». Это был первый научный труд по истории, экономике, статистике развития кружевного промысла в различных регионах страны. Софья Александровна Давыдова всю жизнь посвятила заботе о развитии кружевных промыслов в России, улучшению материального положения кружевниц и подготовке квалифицированных кадров, мастеров и художников кружевных промыслов в России.

В 1883 г. она в Петербурге на свои средства создаёт Мариинскую практическую школу кружевниц. В эту школу набирали наиболее способных девушек-кружевниц из различных уездов страны. Школа готовила художников, мастеров кружевного производства для мастерских, кружевных складов по сбыту кружев, учителей школ кружевниц в уездах. В 90-х годах прошлого века в Вологде, Ельце, Мценске, Михайлове под Рязанью и др. городах были созданы кружевные школы.

В Елецком уезде было создано шесть школ кружевниц и семь приемных пунктов по раздаче заказов и сбыту готовых кружевных изделий от кружевниц. Все это облегчало материальное положение кружевниц, избавляло от закабаления скупщиками и способствовало повышению качества кружевных изделий.

За десять лет с начала расцвета кружевного промысла, с 1880 по 1890 г. сложились в Елецком уезде три зоны эффективного развития кружевного промысла, которые существовали до 1913 года. Итоги обследований кружевного производства 1880-1886 и 1913 годов были изучены и обобщены по Елецкому уезду первоначально С.А. Давыдовой, а после обследования 1913-1914 гг. сравнительный анализ был сделан орловским статистом Ю.М. Ростовцевым. Основные данные, цифровые характеристики размещений трех зон елецкого кружевного промысла и его развития за 30 лет выражаются в следующем.

В Елецком уезде было 19 волостей, из них к началу XX века в 18 волостях женское население было занято в кружевном промысле. Всего населения на 1889 год насчитывалось 252 тыс. 162 человека, мужчин в уезде — 123 тыс. 872, женского населения — 128 тыс. 290. Крестьянских женщин было в Елецком уезде — 125 тыс. 980, но в кружевном промысле было занято в 1890 г. 32 тысячи женщин, а в 1904 г. — 44 тыс. 615. К 1913 году количество кружевниц несколько сократилось и составляло 40 тысяч 611 человек, из них женщин и девушек было 30352, детей, девушек-подростков насчитывалось 10243, кроме женского населения кружева плели 167 мужчин.

В 1910 году объём продукции кружевного промысла в городе и уезде по стоимости составлял 1 млн. 53 тыс. рублей. Если количество кружевниц 1886 года к 1913 г. увеличилось в 4 раза, то объем производства кружевных изделий увеличился только в два раза, следовательно, развитие промысла шло не за счёт роста производительности труда кружевниц, а за счет увеличения количества работниц в производстве кружева. Но это еще зависит от индекса цен и золотого содержания рубля.

В 1895-1897 гг. в России была проведена денежная реформа. Золотое содержание русского рубля — 17.424 долей чистого золота, т.е. к дореформенному увеличилось в два раза, любая бумажная купюра обменивалась на золотые монеты. Золотой запас России составлял 1 млрд. 247 млн. рублей, увеличился в 4 раза за 30 лет. Русский рубль в начале XX века имел самое большое в мире содержание золота в денежном выражении.

Вот теперь мы можем утверждать, что стоимостное содержание кружевной продукции составляло один миллион рублей в 1892-1893 гг., что в два раза меньше стоимости одного миллиона 53 тысяч рублей 1910 года. Поэтому елецкие кружевницы должны были продать продукции в два с лишком раза больше, чем в конце XIX века.

Так мы установили, что во II-й половине XIX века елецкий кружевной промысел завершил свое становление и развитие в конкурентном соревновании с мценским и вологодским кружевным промыслом, а также окончательно вы-теснил производство грубого гаруса. С 1880 г. начался период бурного развития и расцвета данного вида промысла в Елецком уезде, когда «Елецкое русское кружево» завоевало всероссийский и западноевропейский рынки.

В связи с тем, что елецкий кружевной промысел оставался ведущим в России по количеству кружевниц и объему производства разнообразных кружевных изделий, Елец превратился в один из крупных российских центров кружевного рынка. В Елец приезжали скупщики кружевного товара из Варшавы и Одессы, Финляндии, Прибалтики и Кавказа.

Особенно славилось во II половине елецкое мерное парное и многопарное кружево, но большим спросом на рынке внешнем и всероссийском пользовались штучные кружевные изделия елецких кружевниц, выполненные сцепной техникой из тонких льняных и шелковых ниток. Сцепная техника плетения в России была создана вологодской кружевницей Брянцевой в конце XVIII века. Елецкие мастерицы не только ее освоили, но и значительно обогатили новыми приёмами и художественными формами. Кружевные изделия выполняются по частям, от 6 до 15 пар коклюшек. В процессе плетения елецкие мастерицы прибавляют или снимают пары коклюшек в зависимости от сложности узора (в отличие от кружевниц других регионов).

[singlepic id=1364 w=450 h=500]

Елецкое сцепное кружево было легче и воздушнее вологодского. Красивые цветы и листья этого кружева располагались на тонкой разнообразной решетке в виде кругов, овалов и треугольников из плетешков с петлями для сцепки. Прозрачные решётки сочетались с елецким узором «гречишка». Этот художественно сложный орнамент из полотнянки окружался прозрачной четырехугольной решёткой из крупных лучистых ячеек с четырёхгранными или восьмигранными уплотнениями на пересечениях плетешков.

Крупные прозрачные просветы создавали живописный переход от плотного узора к ажурному фону, состоящему из мельчайших ячеек, жемчужек, звездочек и т.п. Зубцы кружева заканчивались всегда легким, как паутина, узором из плетешков и розеток.

Вот основные, характерные черты и художественные особенности елецкого кружева к началу 90-х годов XIX века.

Мы уже отмечали, что в 80-90-х годах прошлого века и на рубеже двух веков в ходе экономического развития вокруг Ельца образовались три зоны кружевного промысла Елецкого уезда. В чем их основные черты и особенности?

Первая зона — это семь из восемнадцати волостей Елецкого уезда, расположенных вокруг Ельца, где было более 50% всех кружевниц, работающих в промысле с 1886 по 1913 гг. Первая зона — это волости самого интенсивного производства «русского кружева». Из них: Дамская, Казацкая, Суворовская и Воронецкая волости имели по четыре тысячи кружевниц, а Соловьевская, Становлянская и В.-Дрезгаловская имели более 3-х тысяч кружевниц [20].

Динамика развития кружевного промысла в основной его зоне с 1886 г. по 1913 г. характеризуется следующими данными: в 1886 г. в этом районе было 12275 работниц промысла, т.е. на 25% больше, чем в среднем по всем волостям уезда; в 1913 г. количество кружевниц в уезде выросло до 25151 работниц, т.е. более чем в два раза, по 2 кружевницы приходилось на крестьянский двор, но общее количество кружевниц по Елецкому уезду за 20 лет выросло в четыре раза. За счет государственных крестьян их было 2/3 из 34 тысяч дворов уезда, а с 1890 г. до 1910 г. рост работниц промысла шел за счет помещичьих крестьян, в связи с разорением среднего и мелкого поместного дворянства, с развитием капитализма в России.

Вторая зона — это район среднего развития промысла. Здесь кружевным делом занимались 254 крестьянских двора от общего количества крестьянских дворов, от общего населения волости.

Во вторую зону входили волости: Афанасьевская, Извальская, Б.-Боевская, Каменская и Стегаловская. Если в 1886 г. в этой средней зоне было по одной кружевнице на 3-5 крестьянских дворов, то в 1913 г. — по одной кружевнице на каждый крестьянский двор, т.е. количество кружевниц вы росло в 3-4 раза.

К третьей зоне относились шесть волостей. Это зона слабого развития промысла: окраины Елецкого уезда. Волости: Ястребиновская, Предтеченская, Богато-Платовская, Краснополянская, Сергиевская и Чернавская. Если в 1886 г. в этой зоне насчитывалось по одной кружевнице на 25 дворов, то к 1913 г. количество кружевниц выросло в 4 раза.

 

С.П. Ершов. Елецкие кружева и кружевницы (историко-экономический очерк). — Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2007. — 129 с.

Источник http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/promyshlennost/eletskie-kruzheva-i-kruzhevnitsy/kruzheva-glava-2/

Литература:

1. Архив АО «Елецкие кружева». — Елец.
2. Архив музея В.В.Стасова. Ф.204. Оп.1. Д.З. С.21.
3. Вестник Всероссийских съездов по кустарному промыслу. — 1913 — № 3. — С. 76.
4. Городские поселения в Российской империи. — СПб., 1863. — T.3. — C. 549.
5. Давыдова С.А. Кружевной промысел Елецкого уезда. — СПб., 1913. — С.73.
6. Давыдова С.А. Русское кружево и русские кружевницы. — СПб., 1892.
7. Давыдова С.А. Указ. соч. С. 93.
8. Давыдова С.А. Женские кустарные промыслы в России. — СПб., 1913. — С. 73.
9. Кружевное производство в Ельце и его уезде // Московские ведомости. 1883. — № 281.
10. Московские ведомости. — 1883. — № 281.
11. Немирович-Данченко В. Елец. Из записной книжки скучающего туриста // Елецкая быль. Краеведческий сборник. — Вып. 1. — Липецк, 1994. — С. 118.
12. Памятная книга Орловской губернии 1860 года. — Орел, 1861. — С. 23 -24.
13. Ридингер П. Материалы для истории и статистика г. Ельца. — Орел, 1865: Ридингер Н.А. Материалы для истории и статистики г. Ельца. — Елец. 1993.
14. Ридингер Н.А. Указ. соч. С. 118-119.
15. Ридингер Н.А. Указ. соч. С. 119.
16. Твердова-Савицкая З.М. Очерки кустарных промыслов Елецкого уезда. — М., 1916. — С. 3.
17. Там же.
18. Труды Всероссийской комиссии по исследованию кустарных промыслов Орловской губернии. — СПб., 1886. — Вып. 15, — С. 40-45.
20. Труды Всероссийской комиссии. Подсчитано по таблицам автором.
21. Уклеин И. Краткие исторические сведения о городе Ельце // Елецкая быль. — Липецк, 1994. — Вып.1. — С. 23-62.

Статья подготовлена по материалам 2-го издания книги Ершова С.П. «Елецкие кружева и кружевницы (историко-экономический очерк)», изданной в Елецком государственном университете им. И.А. Бунина. В статье воспроизведены все изображения, использованные автором в работе.

Разделитель нижний
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Ельцу — 872 года

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

…Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку…Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

Открытый Липецк. Форум города Липецка
Статистика
Яндекс.Метрика
Получить туристическую карту Воргольских скал
Аллея героев
© 2021, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2021, Разработка WPcore  ·  2006-2021, РЕГ.РУ - хостинг, серверы, домены  ·  Связь с редактором