Праздники

Продолжение II части книги «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках».

Глава 4. Люди степного пограничья

Праздники

В этой главе я предлагаю читателю окунуться в повседневный мир русского человека XVII века, чтобы лучше понять, что представляли собой люди степного пограничья. Данный материал предлагается читателю в виде небольших очерков-зарисовок, наблюдений и размышлений автора.

XVII век – время, когда наиболее полно и ярко проявился русский национальный колорит, русское самосознание, поскольку, именно, в это время русские люди осознают себя окончательно жителями единого государства. В тяжелые годы Смуты появляется патриотизм, национальный дух, гражданственность, понятие общего народного единства. Если раньше в XVI веке, страна воспринималась как вотчина одного государя – Великого Князя Московского, то теперь Московское государство становилось Россией. Оригинальной и самобытной страной вышла Россия на политическую арену в XVII веке.

Одной из главных особенностей допетровской Руси было отношение власти и общества, которые строились на единой основе: православии, общинном духе и самодержавии. Наиболее ярко эти три особенности проявились в государственной идеологии того времени, отраженной в православных праздниках. В России XVII века почти не существовало светских праздников. Все праздники были православные, имели обрядовое значение и отмечались всеми: от царя до простого крестьянина.

Праздники XVII века можно разделить на три категории: календарные, личные и связанные с событиями в царской семье.

Праздники в прошлом составляли важную сторону общественной и семейной жизни. Религиозным сознанием людей праздник воспринимался как нечто священное, противоположное будням — повседневной жизни. Если будни осмыслялись как время, в которое человек должен заниматься мирскими делами, добывая хлеб насущный, то праздник понимался как время слияния с божественным и приобщения к сакральным ценностям общины, её священной истории. В праздник люди должны были достигнуть особого психофизиологического состояния полноты жизни, и ощущения внутреннего единения с Богом и друг с другом. Такое философское осознание праздника на бытовом уровне закреплялось в целом ряде правил, которые с малых лет усваивал каждый русский человек.

Праздник предполагал также полную свободу от всякой работы. В этот день русскому человеку запрещалось пахать, косить, жать, шить, убирать избу, колоть дрова, прясть, ткать, то есть выполнять свои повседневные обязанности. Праздник обязывал людей нарядно одеваться, для разговора выбирать темы приятные, радостные, иначе вести себя: быть веселым, приветливым, гостеприимным. Характерной чертой праздника старой Руси было многолюдье. Улицы сёл, деревень, городов заполнялись зваными и незваными гостями — нищими, странниками, богомольцами, каликами перехожими, вожаками с медведями, балаганщиками, кукольниками, ярмарочными торговцами, коробейниками. Праздник воспринимался как день особого преображения города, дома, человека. К лицам, нарушавшим правила праздничного дня, применялись жесткие меры: от денежного штрафа до битья плетьми. Эта традиция отмечания праздника всем миром сегодня проявляет себя в престольных или важнейших годовых праздниках отдалённых сёл и деревень. Нарядные и весёлые, возбуждённые и шумные жители собираются возле домов, идут в храм, ходят друг к другу в гости. Также происходило и в древности, только масштаб был шире – он охватывал всю православную Русь. Когда царь Алексей Михайлович совершал омовения в Чистый четверг Великого поста, он знал, что такое же обрядовое действие совершает и крестьянин в Землянском уезде.

В старой Руси все праздники включались в единую многоступенчатую последовательность. Они справлялись из года в год, из века в век в определенном порядке, установленном традицией.

Важнейшую сторону общественной жизни допетровской Руси составляли праздники, связанные с событиями в царской семье: это бракосочетание, рождение, именины, крестины. Все они отмечались всенародно и в обязательном порядке, при этом само общество контролировало и строго следило за тем, чтобы в таких празднованиях участвовали все жители.

Зимой 1648 года царь Алексей Михайлович сочетался браком с Марией Ильиничной Милославской. Это событие повсеместно отмечалось в стране. Рязанский архиепископ Моисей по этому случаю решил устроить большое моление за царскую семью. В различные церкви и монастыри по уездам епархии были разосланы грамоты архиепископа: молиться Богу о наследнике престола, «чтоб Всемилостивый Бог даровал государям благородные чада в наследие государского рода… и царство государево сохранил мирно и безмятежно». Молиться надлежало всю ночь с 9 на 10 февраля. Организацию всеобщего моления осуществляли священнослужители местных церквей. Однако в городе Пронске стрелецкий начальник Марк Немедов отказался идти в церковь. Его отсутствие было замечено. Тогда его духовный отец, священник церкви Иоанна Златоуста, Евдоким послал к нему своего пономаря. Но Немедов на уговоры отвечал, что ему «на гору идти скользко». [1] Жители Пронска подали коллективную жалобу на стрелецкого начальника и просили воеводу наказать его как преступника.

Ранее, в 1629 году после рождения долгожданного наследника в царской семье — царевича Алексея, воронежцы просили государя разрешение сделать при главном воронежском храме — Благовещенском соборе, придел «государева царевича и великого князя Алексея Михайловича всея Руси ангела во имя Алексея, человека Божия» [2]. В 1613 году в Ельце появилась церковь в честь Михаила Мелеина, святого покровителя царя Михаила Фёдоровича.

Личные праздники были связаны не только с семейными событиями личной жизни человека (рождением, крещением, свадьбой и прочее). Часто праздник устраивался человеком в честь того или иного святого в качестве своеобразного ритуала прошения и благодарности. Так, человек мог посвятить любой день года Николе или Богородице. В этот день он молился святому или Богородице дома и в церкви, молились его родные и близкие, затем в честь святого устраивалось застолье с приглашением большого числа гостей. Смысл такого действия – в оказании особой почести святому, в надежде на исполнение заветной просьбы, удачное решение важного дела. Например, вступление в брак или важная поездка по делам. С другой стороны, подобные празднества устраивались в качестве благодарности за счастливый исход какого-либо дела.

Особой популярностью в такие праздники пользовался Николай Угодник, который выступал в сознании народа как надежный посредник между Богом и человеком. Как правило, к нему обращались с самыми заветными просьбами. Например, ельчанин Малик Юрьев в 1615 году просил разрешения на варку вина, чтобы «Николе помолиться» в качестве благодарности за удачный брак [3].

Кроме Николая Чудотворца, обрядовое вино изготовляли Пречистой Марии. 15 декабря елецкий стрелец Тарас Филимонов и его соседка вдова Марья просили вина «Тарасу родителей помянуть, а Марии Пречистай молица». В конце февраля 1616 года елецкий казак Алексей Милаков просил сварить вина для обряда в честь своего покровителя, святого Алексея человека божьего 4.

Большое место среди личных праздников занимал обряд поминовения усопших. Поминание родителей было важным ритуальным действием в жизни человека XVII века. Люди не сомневались в том, что существует иная жизнь, и души их умерших родителей реальны. Тот мир, где находятся души умерших, также реален, как и этот. Более того, живущий в этом мире может оказывать определенное влияние на обитателя того мира, и наоборот. Такое воздействие происходит через правильное исполнение обряда. Считалось, что до дня Страшного суда участь умершего может быть изменена. Сила поминовения такова, что даже находящаяся в аду душа может быть прощена и спасена [5].

Среди всех праздников был главный праздник, обладавший, с точки зрения крестьян, наибольшей сакральной силой, — Пасха. Радостно и благоговейно отмечали на Руси праздники великие (Рождество, Троицу, Масленицу, Иванов и Петров дни) и малые праздники, так называемые полупраздники, связанные с началом разного рода крестьянских работ: первым днем сева зерновых, заготовкой на зиму капусты и т. п.

Различались русские праздники и по своему происхождению. К установленным православным вероучением относились Пасха с двунадесятыми, то есть двенадцатью праздниками в честь Иисуса Христа и Божьей Матери, и храмовые — местные праздники, отмечавшиеся в дни освящения храмов или в дни памяти о значительных событиях из жизни святых, в честь которых построены храмы. К праздникам, не связанным напрямую с церковной традицией, относились Святки, Масленица.

Один из главных праздников православного человека – Рождество. Оно относилось к самым массовым праздникам: рождественские гулянья были всенародными. От Рождества до Крещения шли Святки, также очень популярные в народе. Святки имели особую атмосферу переплетения двух миров: живых и мертвых, именно, в это время человек мог прикоснуться к потустороннему миру духов. Эта праздничность жизни на Святках, и, в то же время некая мрачность потустороннего мира, глубоко отразились в русской традиционной культуре [6]. Самым ярким действием, которое совершалось на Святки, было колядование, которое сопровождалось хождением по домам, театрализованными представлениями, пением религиозных песен и величанием хозяев [7].

В 1649 году в Ефремовском уезде на Святки произошёл неприятный случай. Группа молодых людей ходила по деревням и сёлам уезда «Рождество Христове славить», но не везде ряженых принимали хорошо. Обрядовые переодевания в бесов воспринимались многими негативно. Так в одной из деревень помещик Антон Иванович Помонов «лаял матерно и бил тарелкой» одного из колядующих. Такая реакция была воспринята как оскорбление и бесчестие, отец колядующего Василий Босой написал жалобу на Помонова и началось следствие, установившее его вину [8].

В 1650 году на колядках в Ливнах случилось большое ограбление. У помещика Гавриила Антоновича Писарева в разгар гуляний было украдено 20 пудов мёда, говядины, овчины выделанные, сошники, две косы, четверик пшеницы и гречихи. Как выяснилось, к нему пришла большая компания друзей-сябров (в документах помещики называли своих друзей словом «сябры»). Писарев обвинял в краже Савелия Сергеева, но тот категорически всё отрицал. Сябры всячески стыдили Писарева за то, что он обвиняет их в краже и даже силой «приводили его к кресту», чтоб ему не мстить и не писать на них жалоб. Но Писарев клясться на кресте отказывался и жалобу всё-таки написал [9].

Ещё один популярный праздник рождественского цикла — бабьи каши, отмечаемый 26 декабря, ныне почти совсем забытый. Этот праздник связан с рождением детей, и отмечался как праздник повивальных бабок и рожениц. Население ходило к роженицам и повивальным бабкам с угощением и выпивкой. Совершался специальный обряд, связанный с употреблением алкоголя. Люди, имеющие детей, ходили к повивальным бабкам приносили вина, пирогов, блинов и всякой пищи. Подобное посещение и застолье еда с повивальными бабками проходили с вечера до утра. Конечно, здесь имело место не простое времяпрепровождение, а совершался специальный обряд, ритуал, связанный, видимо, с рождением детей.

Одним из интересных праздников зимнего цикла являлось празднование бабьих каш при царском дворе. «Когда у царицы бывали родинный или крестинный столы, то с ним, между прочим, подавалась и каша, вероятно, символическая, а к ней прилагалась пара соболей в 5 рублей… которую царица всегда жаловала приемной бабке» [10].

В заключение этого небольшого очерка о праздниках стоит обратить внимание на то, что Древняя Русь не знала светских праздников. Все праздники были церковными и отмечались «всем миром», от царя до нищего. Православная церковь, таким образом, выступала в роли объединяющего начала, что позволяло ей влиять на общество с куда большей силой, чем это стало в последующие времена.

 

Ляпин Д.А. На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках. — Тула: Гриф и К, 2013. — 220 с.

Источник http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/verxnij-don-16-17-v/prazdniki/

Примечания:

1. Новомбергский Н.Я. Слово и дело государевы. М…..Т. 1. С. 196.
2. РГАДА. Ф. 210. Московский стол. Д. 40. Л. 55.
3. См. Ляпин Д.А. Русские праздники осенне-зимнего цикла в XVII веке //Живая старина. 2009, № 4. С. 38-41.
4. Там же.
5. Пигин А.В. Видения потустороннего мира в русской рукописной книжности. СПб., 2006. С. 198-199.
6. См.: Пискулин А.А. Русские календарные праздники в художественной прозе И.А. Бунина //Бунинская Россия: уездное. Елец, 2007. С. 65-69.
7. Шангина И.И. Русские традиционные праздники: от Святок до Святок. СПб., 2008. С. 23-24.
8. РГАДА. Ф. 210. Оп. 1. Д. 273. Л. 94-96.
9. Там же. Л. 375.
10. Забелин И.Е. Домашний быт русских царей в XVI – XVII вв. М., 2005. С. 546.

Статья подготовлена по материалам книги Д.А. Ляпина «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках», изданной в 2013 году. В статье воспроизведены все изображения, использованные автором в его работе. Пунктуация и стиль автора сохранены.

Разделитель нижний
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Ельцу — 871 год

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

...Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку...Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

HashFlare
Регистратор
Получить туристическую карту Воргольских скал
HashFlare
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Елец
© 2017, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2017, WPcore - разработка и обслуживание сайтов  ·  2011-2017, Coopertino - хостинг на SSD, домены и серверы