Из церковной истории города Ельца

(Продолжение книги «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец»)

Город Елец — один из древнейших городов России. Основанный, предположительно, при киевском князе Владимире Святославиче в 968 г., Елец впервые упоминается в Никоновской летописи в 1146 г. Город «встал» на границе Русской земли со степью, и его главной задачей на долгие годы была оборона юго-восточ­ных рубежей государства. Многократно сжигаемый и разоряемый кочевниками, Елец не раз спасал Русь от набегов вра­жеских полчищ, навеки покрыв себя сла­вой. Нобелевский лауреат Иван Бунин, учившийся в Елецкой мужской гимна­зии, писал о Ельце: «Самый город тоже гордился своей древностью и имел на то полное право: он и впрямь был одним из самых древних русских городов, лежа­щих среди великих чернозёмных полей Подстепья, на той роковой черте, за кото­рой некогда простирались «земли дикие, незнаемые», а во времена княжеств Суздальского и Рязанского принадлежал к тем важнейшим оплотам Руси, что, по слову летописцев, первыми вдыхали бу­рю, пыль и хлад из-под грозных азиат­ских туч, то и дело заходивших над нею, первыми видели зарева страшных ноч­ных и дневных пожарищ, ими запаляемых, первыми давали знать Москве о грядущей беде и первыми ложились кос­тьми за неё…» [1]

Рождённому как пограничная кре­пость на границе с «Диким полем», Ельцу суждено было стать форпостом право­славной веры и культуры на южных ру­бежах Руси.

Славянские племена вятичей, насе­лявших эти земли в VIII-XIV вв., доста­точно долго сохраняли свои языческие верования. Сопротивление же вятичской знати и жречества проникновению сюда из Киевской Руси христианства порой приводило к кровопролитию.


Бронзовый процветший крест

Бронзовый «процветший крест»


Так, в 1113 г. в землях вятичей на бе­регах Оки погиб глава христианской миссии инок Киево-Печерского монас­тыря священномученик Кукша (в пост­рижении Иоанн) со своим учеником Ни­коном. [2] Но уже вскоре история свиде­тельствовала о торжестве христианства в земле вятичей над язычеством. [3]

Первые материальные следы право­славной культуры на Елецкой земле от­носятся ко времени заселения Верхнего Подонья после разгрома половцев. Пери­одом XII-ХШ вв. датируются находки на месте старого Ельца в районе пригород­ного села Лавы. В 1991 г. здесь — на поса­де древнего города — был найден брон­зовый крест размером 5 х 4,2 см. Находка воплощает в себе сюжет «процветшего креста». Подобное изображение креста пришло на Русь из Византии и судя по на­ходкам в Новгороде, Гродно, Белоозере, Старой Рязани, изображениям на многих предметах X-XII вв. было распростране­но в домонгольской Руси. [4]

Здесь же, на Лавском археологическом комплексе, найден ещё ряд крестов XII-XIV вв. из бронзы и розового сланца, что указывает на распространение христианства среди местного населения в этот период.


Находки, сделанные на Лавском археологическом комплексе

Находки, сделанные на Лавском комплексе


Елецкое княжество со времени своего основания находилось в вассальной зависимости от Черниговского княжества, а в церковном отношении входило в преде­лы Черниговской епархии. Красноречи­вым свидетельством «черниговского» происхождения населения Ельца, духов­ной близости этих городов служит нали­чие большого количества совпадений и похожести топонимов, начиная с самого названия города Ельца. Под Черниговом есть Елецкие озера, река Воргол. В самом городе с 1066 г., «…с первых времен вос­приятия Россиею греческого вероиспо­ведания», существовал Елецкий Успен­ский мужской монастырь. [5]

Со второй половины ХII в. Елец вхо­дил в пределы Рязанского княжества, в церковном отношении продолжая подчи­няться Черниговской епархии.

После нашествия Батыя в 1237 г. и сожжения Чернигова архиерейская кафед­ра была перенесена в более близкий Брянск, что способствовало дальнейше­му духовному просвещению Елецкой земли в XIII-XV вв. Правда, вхождение затем в 1365 г. Брянского княжества в со­став Литовского государства и постоян­ное давление на Черниговско-Брянских епископов со стороны Литовской митро­полии и униатов несколько затруднили нормальное развитие духовной жизни в Елецком крае. [6]

Сам Елец тем временем не раз становился на пути захватчиков — половцев и татаро-монголов, разорявших его грабе­жами и убийствами, сжигавших город дотла. У ельчан сохранилось предание, согласно которому, разорённую Елец­кую землю в конце августа 1357 г. посе­тил святитель Алексий, митрополит Мос­ковский, направлявшийся в Орду к хану Чанибеку. Садясь на берегу Сосны в ла­дью, митрополит Алексий благословил ельчан и предрёк Ельцу славу и богатст­во. Жители погоревшего города просили при этом Святителя указать им новое ме­сто для возрождения Ельца. Обозрев ок­рестности, Святитель указал холм, по­крытый дубовым лесом, где над деревья­ми вилась стая голубей. В память этого события на том месте, где по преданию останавливался митрополит Алексий, ельчане возвели на берегу реки деревян­ный столб, затем — часовню, заменён­ную в 1812 г. каменной, в которой нахо­дилась икона святителя Алексия Москов­ского. [7]

Духовную радость подарило ельчанам путешествие по Дону митрополита Московского Пимена, которого 9 мая 1389 г. встретил в устье Воронежа князь Юрий Елецкий «…со своими боярами и со многими людьми» и, по словам очевидцев, воздал высокому гостю и всем бывшим с ним «честь и радость и утешение велие». [8]


Святитель Алексий, митрополит Московский, благословляет будущий Елец

Святитель Алексий, митрополит Московский, благословляет будущий город Елец


В 1380 г. князь Фёдор Елецкий во гла­ве своей дружины под знамёнами князя Димитрия Ивановича Московского на­смерть бился с полчищами Мамая на по­ле Куликовом. А через пятнадцать лет — в 1395 г. Елец подвергся нападению 400-тысячной армии монголов во главе с ха­ном Тимуром, в результате которого го­род был сожжён, жители его были либо убиты, либо взяты в полон. Масштабы трагедии, постигшие Елец в тот год, по­могает оценить угроза крымского хана Саип-Гирея, через пятьдесят лет пообещавшего сделать с Пронском то же, что сделал Тамерлан с Ельцом. В память об этих страшных событиях 1395 г. в городе над могилами погибших во время наше­ствия Тамерлана ельчан были возведены четыре часовни, в которых постоянно теплились неугасимые лампады. [9]

Главным же памятником погибшим жителям Ельца стал крест, установлен­ный над братской могилой на Красной площади и заключённый впоследствии как реликвия в деревянную часовню, перестроенную в 1801 г. в каменную. А са­мо имя Тамерлана на долгие столетия стало для ельчан символом великого зла, беды и горя.

В августе 1395 г., через две недели по­сле разорения Ельца, Тамерлан вдруг повернул обратно. Причиной же неожи­данного отступления «грозного Тимура» от первоначального намерения идти на Москву предание называет чудесное заступничество Царицы Небесной за пра­вославных. Ожидая наступления Тамер­лана, московский князь Василий Дмит­риевич по благословению митрополита Киприана повелел привезти из Владими­ра в столицу чудотворный образ Божией Матери, с которым князь Андрей Боголюбский в свое время победил болгар. 26 августа (по ст. ст.) москвичи торжествен­но встречали чудотворную икону на том месте, где позднее был основан Сретен­ский монастырь.


Образ Елецкой Божией Матери

Образ Елецкой Божией Матери


Непрестанные молитвы русских людей были услышаны Царицей Небесной — в тот же день, как прибыв­ший образ был поставлен в Успенском соборе Московского Кремля, Тамерлан неожиданно развернул свои войска и по­кинул пределы Русской земли. Поводом для такого поворота событий называется сон, в котором грозный завоеватель уви­дел: «…высокую гору и с ея вершины иду­щих к нему многих святителей с золоты­ми жезлами. Над ними в сиянии лучезарном явилась Жена, благолепия и величия неописанного, окруженная тьмами молниеобразных воинов, которые все грозно устремились на Тамерлана. Он затрепе­тал, очнулся и, созвав вельмож своих… велел полкам своим идти обратно». [10]

В память чудесного спасения Руси от нашествия войск Тамерлана ельчанами позднее была написана икона Божией Матери, называемая «Елецкая» и став­шая одной из самых почитаемых святынь города. Образа её находились почти во всех городских храмах, а в 1893 г., к 500-летнему юбилею чудесного заступниче­ства Царицы Небесной за православный народ, в Ельце был заложен храм во имя Елецкой иконы Божией Матери.

Летописи запечатлели в XV-XVI вв. десятки разорительных нашествий вра­жеских полчищ, после которых Елец, как птица Феникс, вновь и вновь отстраивал свои укрепления, налаживал жизнь, восстанавливал сгоревшие и строил новые храмы.


Страница летописи о разорении Темир-Аксаком Ельца

Страница летописи о разорении Темир-Аксаком Ельца


При восстановлении в 1592-1594 гг. под руководством владимирского горо­дового мастера Ильи Катеринина Елец­кой крепости в её стенах были построе­ны и новые храмы. По мере заселения посада и пригородных слобод к началу XVII в. были сооружены ещё несколько церквей вне крепости.

В это время город в церковном отношении подчинялся рязанским архипастырям. Об этом свидетельствуют указы царя Михаила Фёдоровича, повелевшего в 1636 г. вновь построенные «…острожки Талецкой и Чернавской при реке Быст­рой Сосне … ведать архиепископам Ря­занским». [11]

В XVII столетии Елец продолжал оста­ваться приграничной крепостью. В 1618 г. город был взят и разорён малорос­сийскими казаками под началом гетмана Конашевича-Сагайдачного, что многими ельчанами было воспринято как Божия кара за поддержку Ельцом в период Сму­ты Лжедмитрия. Под стенами города в первой половине XVII в. часто появля­лась татарская конница. Но жизнь Ельца и его жителей постепенно переходила в мирное русло. Город и окрестности засе­лялись служилыми и ремесленными людьми, развивалась торговля и земледе­лие, промыслы, налаживалась церковная жизнь.

В 1646 г., согласно писцовым книгам, Ельце было 11 церквей и монастырь [12], в 1678 г. — 14 церквей, 2 монастыря [13], а в 1691 г. – 15 церквей и 2 монастыря с 4 храмами [14].

Храмы в это время ещё были деревян­ными, благо дубовых лесов в округе Ель­ца было предостаточно, и употреблять для строительства камень ельчане не спе­шили.


План Ельца между 1678 и 1691 гг.

План Ельца между 1678 и 1691 гг. 1 — Воскресенская соборная церковь, 2 — Успенская церковь, 3 — Архангельская церковь, 4 — Пятницкая церковь, 5- Казанская церковь, 6 — Димитриевская церковь


В XVIII в. Елец вошёл крупным торго­вым центром, через который проходили важнейшие дороги к южным рубежам России. Государь Пётр Великий, посе­щавший Елец, по преданию останавливался в доме купца Росихина на Пятниц­кой улице, бывал часто на службе в Вос­кресенской церкви, где лично читал Апо­стол [15].

Дальнейшему развитию церковной жизни Ельца способствовало учрежде­ние в 1682 г. Воронежской епархии, к ко­торой Елец отошёл вместе с другими се­мью городами из огромной Рязанской митрополии [16].

Первый Воронежский епископ святи­тель Митрофан внимательно относился к проблемам церковного устроения Ельца, не раз посещал город и навсегда останет­ся в памяти ельчан за внимание к их нуж­дам и преобразование в 1683 г. мужского монастыря Рождества Пресвятой Бого­родицы Курской на Каменной горе в женскую обитель – будущий Знамен­ский монастырь. Елец постепенно стано­вился вторым по величине и значению городом Воронежской епархии, что отра­зилось в 1705 г. и на титуле правящего ар­хиерея – «епископ Воронежский и Елец­кий».

Век XVIII отмечен началом активного строительства в Ельце каменных зданий, среди которых по красоте и величию первое место занимали храмы. Такое стремление ельчан было вполне объясни­мо многочисленными пожарами, кото­рые уничтожили деревяные постройки. Так, в 1708 г. сгорела вся Засосенская слобода, в 1739 и 1745 гг. – большая часть города. 10 апреля 1761 г. в огне по­жара были уничтожены 824 дома, 5 церквей и 208 лавок. В 1764, 1769 и 1780 гг. го­род сильно пострадал от огня, причём в пожаре погибли постройки обоих елец­ких монастырей, после чего монастыри в Ельце были упразднены и переведены в Воронеж и Лебедянь [17]. Пережив огнен­ную стихию, ельчане прежде всего воз­рождали в камне свои приходские хра­мы, одним из первых в 1751-1759 гг. был отстроен Покровский храм. К концу XVIII в. все елецкие церкви были выстро­ены из кирпича и покрыты железом.


План Ельца и окрестностей 1692 г.

План Ельца и окрестностей 1692 г.


Архитектурные памятники этого пе­риода в церковном зодчестве Ельца представлены без исключения храмами одно­го конструктивного типа – «восьмерик на четверике». Наиболее распространен­ная объемно-пространственная компо­зиция состоит из трёх основных объё­мов: с востока сам храм с низкой полу­круглой апсидой, с запада — колокольня в несколько ярусов, между ними — одноэтажный объём трапезной. Несколько отличает их от древнерусских храмов с подобным конструктивным решением лишь характерное барочное, по столич­ным образцам, декоративные убранство наличников и переход от четверика к восьмерику в виде треугольных фронто­нов, а чаще полуциркульных тимпанов. Нередко такой переход от древнерус­ской архитектуры к барокко почти неуловим. Так, например, четверик Владимирской церкви, заложенный в середине 1770-х гг., несёт в себе все черты и композиционные решения, свойственные ар­хитектуре древнерусского периода. Ему также присущи асимметрия фасада, пучки полуколонок, «нарышкинские» окна, городчатый карниз междуэтажного по­яса и перспективный портал.

Сложившийся к этому периоду тип храма получил столь большое распрост­ранение в силу простоты его конструк­тивных решений. Поскольку эти храмы были бесстолпными, упрощалась систе­ма их перекрытий, при которой вместо сложной системы сводов делался лишь один, кроме того, освобождалось от стол­бов внутреннее пространство храма.


Объемно-пространственная структура Ельца, созданная на основе росписей XVII в.

Объёмно-пространственная структура Ельца на основе росписей XVII в. Рис. А.В. Новосельцева. Церкви: 1 — Казанская, 2 — Преображенская, 3 — Соборная Вос­кресенская, 4 — Архангельская, 5 — Вознесенская, 6 — Успенская, 7 — Покровская, 8 — Георгиевская, 9 — Христорождественская, 10 — Введенская, 11 — Димитриевская, 12 — Рождества Пресвятой Богородицы, 13 — Борисоглебская, 14 — Космодамианская, 15 — Сергиевская. Монастыри: 16 — Троицкий мужской, 17 — Знаменский женский


Важно отметить, что архитектура это­го периода в Ельце была поистине народной, основанной исключительно на стро­ительных традициях. Безнадежны поиски в архивах проектов, по которым в это время строили храмы: их созидал многовековой опыт безымянных русских мас­теров, их сметка, опыт, жизненные и профессиональные наблюдения. Это и позволяло им, несмотря на строительство однотипных храмов, украшать их разны­ми по рисунку деталями, что придавало каждому из них неповторимую индивидуальность.

Во второй половине XVIII в. классиче­ский стиль в храмовом строительстве России пришёл на смену стилю барокко, однако в Ельце первые постройки в этом стиле появились лишь к концу столетия. К первым классическим храмам можно отнести реконструированное здание ста­рого собора на Красной площади (рекон­струкция 1781 г.) и Знаменскую церковь 1783-1813 гг., ставшую впоследствии со­борным храмом Знаменского монастыря. Несмотря на то, что в это время в городе велось строительство ещё нескольких храмов, в их облике по-прежнему преоб­ладали барочные и даже древнерусские черты.


Икона Святителя Митрофана, епископа Воронежского

Икона святителя Митрофана, епископа Воронежского


Классический стиль сух и прост, ему чужда асимметрия, всё выверено профессиональным архитектором, его чер­тежом, вычерченным циркулем и линей­кой. Народные мастера рубежа XVIII — ХIХ вв. перестают быть авторами соору­жений, они лишь исполняли волю архи­тектора и его помощника, следивших за строительством.

Елец в XVIII в. оставался патриархаль­ным городом, жители которого продол­жали жить старыми обычаями и традициями.

По свидетельству старожила г. Ельца Ивана Ивановича Исаева, «…в старину, когда бывал какой-нибудь тор­жественный день, тогда десятские ходи­ли по приказанию начальства в дома жителей Ельца и собирали народ в церковь для слушания обедни». [18]

При этом жители Ельца продолжали держаться многих языческих пережит­ков, предрассудков и суеверий — святоч­ных, весенних, купальских и иных [19]. Ши­роко распространена была среди горо­жан страсть к кулачным боям.

Духовному просвещению ельчан, рас­пространению грамотности и церковно­го благочестия способствовала особая любовь к древнему городу и его жителям святителя Тихона (Соколова), епископа Воронежского и Елецкого. В 1765 г. епис­коп Тихон открыл в Ельце латинскую школу для детей елецких священников. Первым учителем Елецкой латинской школы был назначен Лебедянский диа­кон Максим Ефремов, которого переве­ли в Покровскую церковь Ельца с жало­ванием 40 рублей в год. Школа просуще­ствовала до 1766 г., так как оказалось, что было мало желающих обучать детей.


План города Ельца 1722 г.

План города Ельца 1722 г. Храмы: 1 — Архангело-Воскресенский соборный, 2 — Преображенский, 3 — Успенский, 4 — Вознесенский, 5 — Казанский, б — Покровский, 7 — Введенский, 8 — Сергиевский, 9 — Космодамианский, 10 — Борисоглебский, 11 — Рождество-Богородицкий, 12 — Димитриевский. Монастыри: 13 — Троицкий мужской, 14 — Знаменский женский


Будучи на покое в Задонском Богородицком монастыре, Святитель часто по­сещал Елец, находя в нём много благоче­стивых горожан, известных своей крото­стью и взаимным согласием, усердных к храмоздательству и украшению храмов Божиих. Для духовенства и мирян Святи­тель был утешителем в житейских и ду­ховных недугах, наставником в душеспасении. Своими проповедями и беседами он способствовал прекращению в Ельце «…кулачных боёв, разгульного бесчинст­ва на масляной неделе и на качелях в лет­нее время». [20] Не оставлял своим внима­нием великий угодник Божий нищих, за­ключённых и вообще всех страждущих жителей города. Он посылал своего ке­лейника или часто сам тайно посещал Елец для раздачи всей своей пенсии нуж­дающимся. После одного из стихийных бедствий, нанесших Ельцу огромный урон, святитель Тихон сам ездил в Воронеж и Острогожск для сбора пожертво­ваний пострадавшим.

Понятна ответная любовь ельчан, счи­тавших архипастыря своим покровите­лем и духовным отцом. Это наглядно про­являлось в трогательных сценах прово­дов Святителя в Задонск. [21] Толпы жите­лей Ельца выходили на берег Сосны, стремясь под святительское благословление. Сам же епископ Тихон, отъехав на некоторое расстояние от Ельца и покло­нясь многочисленным крестам елецких церквей, говорил: «Нет, не Елец, а Сион новый, Божие жилище». Когда же в одно время Святитель решил вернуться на свою родину в Новгородскую губернию, то остановила его именно любовь к Ель­цу: «Мне жаль, — говорил он, — расста­ваться с этим городом, точно я в нём ро­дился». [22]


Святитель Тихон, уезжая в Задонск, благословляет любимый им Елец

Святитель Тихон, уезжая в Задонск, благословляет любимый им Елец


Святителя Тихона связывала крепкая духовная дружба с жителями Ельца, некоторые из которых впоследствии по­читались как подвижники веры и благо­честия. Архипастырь особенно любил и уважал старосту Покровского храма Косьму Игнатьевича Студеникина. [23]

Другом святителя Тихона называли и священника Покровской церкви о. Васи­лия. Он был погребён в северо-западной части трапезной своего храма. Когда пе­рестраивалась Покровская церковь, тело священника было обретено нетленным.

Очень был расположен святитель Ти­хон и к будущему знаменитому священ­нику Преображенской церкви Ельца Ио­анну Борисовичу Жданову. Первая его беседа со Святителем «воспламенила мо­лодое сердце к Богу и послужила высо­ким христианским уроком на всю даль­нейшую жизнь». Впоследствии святитель Тихон не прерывал духовного общения с о. Иоанном, любил и уважал его.

Ельчанином был известный келейник Святителя Василий Иванович Чеботарёв, автор «Записок о святителе Тихоне». Он умер в Ельце мирянином.

Любил святитель Тихон «набожного и воздержанного» Григория Фёдоровича Ростовцева, в доме которого останавли­вался при последнем посещении Ельца. «Нам, монахам, — говорил Святитель, — надобно учиться добродетельной жизни в его доме».

Родом из Ельца был и великий задон­ский праведник — схимонах Митрофан (в миру Михаил Голощапов, умер 27 фев­раля 1793 г.). Удалившись в Задонский монастырь в поисках уединения и душес-пасения, он сделался известным тогда ещё епископу Воронежскому и Елецкому Тихону, а в бытность Святителя на покое в Задонском Богородицком монастыре Митрофан «был его постоянным собесед­ником и духовным сотаинником. Испол­нял все поручения Святителя… На руках схимонаха Митрофана Святитель за­крыл свои глаза. Чрез три года Святи­тель, явившись по кончине очевидным образом, сказал Митрофану о начале своего прославления Богом». [24]

Задонская подвижница Матрона На­умовна Попова тоже происходила из Ель­ца. Страдая с детства падучей болезнью, она получила исцеление по молитвам к великому угоднику Божию, приложив­шись к его надгробию и выпив масло из теплившейся над могилой лампадки. Впоследствии она по совету затворницы Мелании переселилась в Задонск, где ос­новала странноприимный дом, переиме­нованный позже в Троицкий женский монастырь. [25]


Портрет-икона святителя Тихона на благословение мирного христианского жития Пармену Егоровичу Назарову, 1850 г.

Портрет-икона святителя Тихона на благословение мирного христианского жития Пармену Егоровичу Назарову, 1850 г.


Особые отношения сложились у Святителя с Иоанном Тимофеевичем Каменевым — бывшим чиновником Елецкой провинциальной канцелярии, приняв­шим на себя подвиг Христа-ради юродст­ва. Достигнув благодатного дара читать мысли людей, блаженный Иоанн однаж­ды, когда ум святителя Тихона посетила горделивая мысль о своём нравственном превосходстве пред другими, ударом по щеке и сказанными ему на ухо словами: «Не высокоумь», — уврачевал будущего угодника Божия от этой духовной болезни. [26]

Со дня смерти епископа Тихона в 1783 г. начались постоянные паломниче­ства ельчан в Задонск для служения па­нихид на его могиле, и задолго до откры­тия мощей Святитель стал в Ельце местночтимым святым. Традиция его особого почитания сохранялась в Ельце все по­следующие годы. [27] В Ельце хранилось не­сколько портретов святителя Тихона За­донского, считавшихся его прижизненными изображениями. Прежде всего это портрет, пожертвованный в 1909 г. Р.А. Ходовой в Покровскую церковь. «На портрете Святитель изображен как пол­ный брюнет, с очень изящным, приветливым и серьезно-философским выра­жением лица, с прямым носом, красивы­ми карими, глубоко выразительными гла­зами, с прекрасным цветом лица. Лицо очень белое, лишено морщин и прыщей, с густыми, почти черными, темно-кашта­новыми волосами, с легкой проседью, с большою, окладистою, полуседою, тем­ной бородой, с темными, посредине под­стриженными усами. Те же черты и на портрете в Задонске в соборе монастыря, а ранее находившемся в церкви, где покоились мощи Святителя». Подобные портреты хранились в соборе Елецкого Знаменского монастыря и в квартире священника елецкого Вознесенского со­бора отца Василия. Икона-портрет, хра­нившийся у отца Василия, был покрыт серебряной ризой, частично перекры­вавшей изображение. Портрет принад­лежал супруге о. Василия — Марии Пав­ловне, урождённой Глумовой. Сестра её бабушки была замужем за Ростовцевым, другом Святителя. [28]


Фрагмент плана города Ельца 1791 г.

Фрагмент плана города Ельца 1791 г.


Епископ Тихон III (Ступишин-Малинин), сам глубоко почитавший святителя Тихона, не раз приезжавший к нему в За­донск за советом и наставлениями, и совершавший 20 августа 1783 г. чин погре­бения великого угодника Божия [29], был последним в истории епископом Воро­нежским и Елецким. 6 мая 1788 г. после­довал высочайший указ о разделении епархий в соответствии с разделением на губернии, после чего 17 мая указом Св. Синода Севская епархия, будучи викариатством Московской епархии, была об­ращена в самостоятельную Орловскую епархию. Архиереи новообразованной епархии, пределы которой вполне совпа­дали с границами учреждённой в 1779 г. Орловской губернии, стали отныне име­новаться Орловскими и Севскими. Елец вошёл в пределы Орловской епархии, связав с ней свою судьбу на полтора ве­ка. [30]

Став уездным центром Орловской гу­бернии, Елец получил новый импульс в своём развитии. После утверждения 13 апреля 1770 г. императрицей Екатери­ной II плана регулярной застройки горо­да, разработанного архитектором А. Ква­совым, это наглядно проявилось в строи­тельстве и благоустройстве города. К концу XVIII в. центр Ельца состоял ис­ключительно из каменных зданий. Цент­ральные улицы и тротуары стали мос­титься известняком. В соответствии с указом Св. Синода от 29 ноября 1771 г. о закрытии при городских церквях погос­тов на западной окраине Ельца, в полу­версте от города было отведено место для городского кладбища, на котором в 1771-1781 гг. построен каменный Ка­занский храм.

К 1800 г. в Ельце проживало 12 тыс. человек. В XIX в. город вошёл крупным уездным городом с большим количест­вом торговых заведений и представи­тельным по численности и богатству ку­печеским сословием. Доказательством этому служит указ императора Александ­ра I, объявлявший монаршую благодар­ность обывателям некоторых городов России. В нём в числе пяти провинциаль­ных городов, которые считались главными торговыми центрами страны, назы­вался и Елец. [31] Именно своему деловому, активному, но при этом и благочестиво­му купечеству, в большей степени обязан Елец большому количеству своих камен­ных храмов, их благолепному внутренне­му и внешнему виду.

Разделитель нижний

Страницы: 1 2 3 4 5

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Ельцу 870 лет!
Ельцу — 870 лет

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

...Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку...Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

Wildberries RU
Регистратор
Получить туристическую карту Воргольских скал
goMobi
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Елец
© 2017, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2017, WPcore - разработка и обслуживание сайтов  ·  2006-2017, REG.RU - хостинг и домен для Вашего сайта