Предисловие автора

Продолжение книги «История Елецкого уезда в конце XVI—XVII веков».

Предисловие автора

История древнего Ельца вплоть до 1591 года до сих пор остается малоизвестной. Письменные источники сообщают недостаточно достоверных сведений, а систематическое археологическое изучение на территории города и его окрестностях ведется немногим более 20 лет. Известно, что редкое славянское население проживало здесь в IX— XI веках. Долгое время регион Подонья являлся окраиной русских земель. Достоверно известно о существовании Елецкого княжества, о нашествии войск Тимура (Тамерлана) в 1395 году и гибели Ельца в начале XV века от татарских набегов. Письменные сведения о древнем Ельце скудны и противоречивы. Учитывая эти обстоятельства, стоит признаться, что обобщающий научно-популярный труд о древнем Ельце до XVI века пока не может быть написан.

Новый город Елец был построен в 1591—1593 годах. Его история хорошо освещена в источниках, но малоизвестна широкому кругу читателей. Между тем, Елецкий уезд охватывал значительную часть современной Липецкой области и Ефремовский район Тульской области. Здесь происходили события, которые имели значение для всего государства.

Главной целью этой книги является изложение важнейших событий истории Ельца и уезда с 1591 по 1700 годы. Основное внимание уделяется вопросам политической и бытовой жизни города. Социально-политическая история Елецкого уезда была изложена мной в работе о елецком дворянстве и серии статей [1].

Итак, в центре внимания в этой книге — Елецкий уезд, скажем о нем несколько слов.

Елецкий уезд располагался на территории Среднерусской возвышенности. Здесь господствовал умеренно-континентальный климат, преобладали черноземные почвы, однако по причине суровых зим полноценно земледелием заниматься можно было только четыре месяца в году. Кроме того, для этого региона характерны резкие колебания климата, чередования засушливых и более влажных периодов. Территория Елецкого уезда — типичная лесостепь, переходящая в степь, однако местами здесь располагались крупные лесные массивы, особенно по берегам рек [2].

s096_g4_c1_01

Елецкий уезд занимал значительную территорию, о чем свидетельствует межевание земель уезда, проведенное в 1628—1630 годах. На севере он незначительно уходил за левый берег реки Красивая Меча, занимая часть территории современного Ефремовского района Тульской области (до середины 30-х годов XVII века). В нижнем течении Красивой Мечи граничил с Данковским и Лебедянским уездами. На юге границы Елецкого уезда находились в пределах современного села Елецкое Маланино Хлевенского района и соседствовали с Воронежским уездом. На западе Елецкий уезд граничил с Ливенским в районе реки Кунач, впадающей в Быструю Сосну. На востоке границы уезда соседствовали с земельными владениями бояр Романовых, первых колонизаторов этого плодородного края.

Важно отметить, что к моменту строительства Ельца уже были построены такие города как, Ливны, Данков и Воронеж. Новый город Елец четко вписывался в пределы между этими административными центрами.

Административно-территориальное деление уезда было следующим: к 1615 году сложились четыре стана (мелких административных единиц): Елецкий, Воргольский, Засосенский и Бруслановский. Пятой административной частью уезда был сам город Елец и прилегающая к нему территория.

Елецкий стан занимал пространство севернее города и доходил до Красивой Мечи. Он получил название по реке Елец, протекавшей по его территории. Большинство населенных пунктов здесь располагались по реке Елец и впадавшим в нее ручьям. Это были наиболее заселенные пространства в уезде. Среди крупных лесных массивов стана — леса Хороший и Большой Елецкий.

Воргольский стан располагался к западу от города, от реки Пажень, и был вытянут вдоль реки Быстрая Сосна. Свое название он получил от реки Воргол. Большинство его территории находилось в лесу, который долгое время назывался Радушкиным, вероятно, от языческого праздника Радуницы [3]. У реки Ясенок лесной массив заканчивался, и начинались полустепные пространства. В устье реки Чернавы находился брод Муравского шляха, ведущий далее к Туле. Строительство Чернавского острога в 1634 году позволило ускорить колонизацию этой плодородной части Елецкого уезда и более эффективно защищать границы.

Засосенский стан лежал за рекой Быстрой Сосной к югу от города Ельца. Отсюда происходит и его название. Здесь протекала самая крупная река — Дон, а также река Снова. Засосенский стан долгое время был очень слабо заселен. Здесь часто появлялись татарские отряды. От Ельца Засосенский стан тянулся почти голой степью до реки Дон. Здесь начинались первые крупные лесные массивы: Яковлевский и Сновский леса. На северо-западе стана лежали поросшие лесами пространства но реке Свишне.

Бруслановский стан располагался к северо-востоку от города. Свое название он получил по реке Бруслановке или раскинувшемуся по ее берегам Бруслановскому лесу. Большое значение для освоения этого края имела дорога из Ельца в Лебедянь и Данков. На ее пути, в верховьях оврагов возникали многочисленные сельские поселения. Ближе к Лебедяни лесистые берега Красивой Мечи служили хорошим укрытием от татарской конницы. Некоторые ельчане селились за рекой Дон, где были слабозаселенные пространства, а далее начинались земли бояр Романовых. Наиболее крупное село за Доном, Башуриново, находилось на реке Рогоженке. Его современное название — Рогожино.

Елец по географическому принципу входил в число «украиных» городов, наряду с Воронежем, Белгородом, Курском, Ливнами. Эти города в конце XVI — первой половине XVII веков являлись южной окраиной («украиной») русских земель, далее шли степные татарские земли. Здесь начиналось обширное «Поле», тянувшееся уже до самого Крыма. Поэтому Елец иногда называли городом на Поле или даже «польским» городом.

По территории Елецкого уезда протекали несколько крупных рек: Быстрая Сосна, Воргол, Красивая Меча, Дон, Снова и Большая Чернава. Можно отметить также обилие мелких речек. Река Быстрая Сосна, впадающая в Дон, изображена на карте лесов России 1556 года базельского издания сочинения австрийского дипломата С. Гербертштейна (Schosna). Здесь же, между Доном и Сосной, изображены обильные леса и город (вероятно, ошибочно — Данков) [4].

Леса занимали значительные пространства уезда. Документы фиксируют следующие крупные лесные массивы: Хороший (Большой Хороший), Елецкий, Истобный, Ястребцов, Ясеневый, Становой,  Домовин, Средний Домовин, Плоский, Юрьев, Сновский, Дубицкий, Тешевский, Яковлевский, Каменский, Свишенский, Извальский, Рогожинский, Суслов, Кленский, Прогорелый, Рысин, Слобоцкой, Проходцкий, Романцев, Бруслановский, Долгий, Гущин, Ильинский, Плющанский, Студеновский, Килемский, Дрезгалов, Радушкин, Талецкий, Узкий, Высокий, Сидельный, Гулонский, Туров, Отскочный.

Таким образом, на территории Елецкого уезда находилось 43 крупных лесных массива. Лес служил источником дров, строительным материалом, давал населению грибы, ягоды, орехи, позволял охотиться на зверей и птиц. Во время военной опасности лес служил местом укрытия. По описанию иностранцев регион, где располагался Елецкий уезд, «богат плодородной почвой, обильными рыбой водами и многочисленными лесами», в которых обитало большое количество диких зверей, птиц и пчел. Описывая этот регион, Сигизмунд Гербертштейн, посетивший Россию еще в начале XVI века, указывал на особую плодородность почвы Верхнего Дона. «Леса изобилуют огромным количеством горностаев, белок, куниц, а также меда», — отмечал иностранец [5]. Среди животных Герберштейн выделял водившихся в этих местах бизонов, буйволов и лосей: «…у бизонов есть грива; шея и лопатки мохнаты, а с подбородка спускается нечто вроде бороды. Шерсть их пахнет мускусом, голова короткая, глаза большие и свирепые, как бы пламенные, лоб широкий… Буйволы… — это настоящие лесные быки, ничем не отличающиеся от домашних быков, за исключением того, что они совершенно черные и имеют вдоль спины белую полосу…» [6]. Описанные буйволы назывались в России турами. Между Елецким и Ливенским уездами располагался Туров лес, название которому дали эти животные.

Среди парнокопытных встречались здесь дикие козы и олени, которых ловили к царскому столу. Гербертштейн отмечал: «на равнинах около Танаида (Дона) водится лесная овца (сайгак)… московиты делают из них прозрачные рукоятки ножей…» [7]. Сайгаки водились южнее Елецкого уезда в степной полосе, но появлялись и в Засосенском стане. По данным Августина Мейерберга в верхнем течении Дона начинаются степные пространства («решительные пустыни»), в которых проживает большое количество диких ослов (сайгаков), которые не поддаются приручению [8].

Буйвол. С гравюры С. Гербертштейна

Согласно источникам XVII—XVIII веков на территории Елецкого уезда и в его окрестностях водились следующие животные: туры, зубры, лоси, олени, дикие козы, кабаны, дикие лошади, медведи, волки, лисицы, бобры, сайгаки, дикие кошки и многие другие [9]. Богатство фауны уезда объяснялось лесостепной растительной зоной. Так, на степных пространствах уезда, которые простирались за рекой Быстрой Сосной и тянулись до лесов, окаймляющих Дон, водились в больших количествах дрофы, которые были истреблены только к середине XIX века (о них писал краевед М.А. Стахович).

В 1716 году Петр I писал азовскому вице-губернатору (в Азовскую губернию входил тогда Елец) о ловле на Дону птиц, а также 5—6 зубров (из них 1—2 старых и 3—4 молодых). В перечень птиц входили малые журавли, аисты «перьем черны, а носы и ноги красные», терские утки, колпицы, казарки, дрофы, лебеди, синеворонки, бакланы и пеликаны [10]. Пеликаны водились южнее Елецкого уезда, как указывают иностранцы, на среднем и нижнем Дону.

Животные и птицы в таком количестве обитали в Елецком уезде, что первое время елецкие служилые люди вместо распашки пашни предпочитали ездить «в степь для добычи», несмотря на запреты из Москвы и местной администрации.

Важную роль в жизни ельчан играло рыболовство. В источниках мы видим частое упоминание рыбы ласкирь (плотва), а также сомов, щук и других. В те годы в Дону попадались осетры, белуги, сазаны [11].

Первые статистические данные по Елецкому уезду сохранились в платежной книге 1615 года. Население Елецкого уезда тогда было немногочисленным. В документах этого времени упоминаются главным образом только представители помещиков мужского пола. В четырех станах Елецкого уезда по книге 1615 года проживали 573 землевладельца (не считая духовенства), 73 вдовы, 165 помещиков недорослей (т.е. не достигших 15 лет).

По данным на 1622 год в уезде проживали около 4 тысяч жителей. Столько же проживало и в городе. Таким образом, общая численность населения Елецкого уезда приблизительно составляла 8—10 тысяч человек. Интересно, что в 1615 году по подсчетам М.А. Мацука в соседнем Ливенском уезде проживало чуть более 9 тысяч человек [12]. Показательно, что в Елецком уезде почти 50% жителей проживали в городе. По подсчетам В.В. Лаптенкова в 1688 году на территории Елецкого уезда проживали 36—42 тысячи человек [13]. Таким образом, с 1622 по 1688 годы население уезда выросло с 10 до 42 тысяч человек.

Елец был важным торговым центром региона, наряду с Воронежем и Курском. Ельчане ездили торговать практически во все города современного Центрального Черноземья и за его пределы. Среди ремесел, существовавших в Ельце, можно отметить кузнечное дело. В 1653 году в Ельце действовали 43 кузницы и 14 горнов, а к концу столетия — 49 кузниц и три горна. В горнах изготовляли железо низкого качества, которое нужно было перековывать. Кузнечное дело было наследственным занятием, большинство кузнецов трудились в одиночку. Рост продаж железа в Ельце постоянно возрастал. Елецкое железо вывозилось в соседние уезды. В XVII веке в Ельце процветал кожевенный промысел. Занимались ельчане садоводством, рыболовством, бортничеством, изготовлением глиняной посуды, разведением скота. Основная масса продукции реализовывалось в городе, но некоторые товары вывозили в соседние уезды.

* * *

Первоначальный замысел этой книги сводился к максимально полному освещению истории Ельца и его окрестностей на протяжении более чем столетнего периода. Однако от этой мысли пришлось отказаться в виду того, что собранный архивный материал был слишком велик по объему. Писать историю Елецкого уезда в 1592—1700 годах можно было бы в нескольких объемных томах. В итоге были отобраны наиболее ценные и интересные сведения, касающиеся истории Ельца. Объем книги значительно уменьшился, однако не приходится сомневаться в том, что это пошло на пользу. Одни только писцовые описания Ельца 1615, 1628—1630, 1646, 1678, 1691 годов могли бы составить весьма объемный труд, прочтение которого стало бы утомительным для рядового читателя.

Эта книга основана на широком круге архивного материала, хранящегося в различных фондах Российского государственного архива древних актов (Москва), и, частично, в Государственном архиве Воронежской области. Основная часть материала была изучена непосредственно автором.

Книга не ставит точки в изучении истории Ельца в XVII веке, в ней сознательно опущены факты, не имеющие большого значения. Можно отметить также, что в 2001 году были опубликованы документы о строительстве Ельца и заселении его окрестностей [14]. Все, кому интересна подробная история строительства города в 1591—1593 годах, могут обратиться к этой книге. Кроме того, история средневекового Ельца и его округи много лет изучается на историческом факультете ЕГУ им. И.А. Бунина, пятнадцатилетие которого отмечалось в 2011 году. За это время было проведено много источниковедческих разысканий и археологических исследований, результатом которых стало написание большого количества статей и книг, проведение конференций и семинаров [15].

Меры измерения и времяисчисление, принятые в XVII веке, даются по тексту, как правило, без расшифровки. В конце книги содержится указание на соотношение современных мер с мерами, принятыми в допетровской Руси.

Эта книга никогда не была бы написана без той поддержки, которую всегда оказывал мне профессор, заведующий кафедрой российской истории и археологии Николай Александрович Тропин, ученый, под руководством которого я делал первые шаги в изучении истории Ельца.

Я выражаю благодарность своему учителю, профессору, декану исторического факультета ВГУ Владимиру Николаевичу Глазьеву, а также своим друзьям Александру Воробьеву, Павлу Семенову и Юлии Степановой. Я искренне признателен за помощь в работе над книгой профессору кафедры историко-культурного наследия Наталье Валерьевне Борисовой.

Особую благодарность за поддержку, понимание и доверие выражаю ректору ЕГУ им. И.А. Бунина В.П. Кузовлеву.

Февраль 2011 г.

 

Ляпин Д.А. История Елецкого уезда в конце XVI—XVII веков. Научно-популярное издание. — Тула: Гриф и К, 2011. — 208 с.

Источник http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/istoriya-uezda-16-17-vekov/predislovie-avtora/

 

Примечания:

1. Ляпин Д.А. Дворянство Елецкого уезда в конце XVI—XVII веках (историко-генеалогическое исследование). Елец, 2008; Ляпин Д.А. Служилое землевладение Елецкого уезда // Страницы Российской истории: сборник научных статей. Воронеж, 2005. С. 34—45; Ляпин Д.А. Историческое влияние региона Куликова поля на становление и развитие Елецкой крепости в конце XVI в. и заселение Елецкого уезда // Верхнее Подонье: Природа. Археология. История. Сб. статей в 2-х т. Вып. 2. Т. 2. Тула, 2007. С. 174-178.
2. Цветков М.А. Изменение лесистости европейской части России с конца XVII по 1914 год. М., 1957. С. 13.
3. Радуница — день поминания усопших. Этот языческий праздник в последствии слился с христианской Пасхой. Дни почитания мертвых были у различных индоевропейских народов, и в том числе, у славян. Высказанное здесь предположение о названии леса от праздника Радуницы, не более чем теория.
4. См.: Гербертштейн С. Записки о московитских делах. М., 2008. С. 310 («Карта лесов Московии»).
5. Там же. С. 168.
6. Там же. С. 239.
7. Там же.
8. Барон А. Мейерберг совершил свое путешествие в 1661 году. См.: Мейерберг А. Путешествие в Московию // Утверждение династии. М., 1997. С. 142.
9. См.: Комолов Н.А. Калейдоскоп Воронежской истории. Воронеж, 2008. С.162.
10. Там же. С. 166; О рыбном промысле: РГАДА. Ф. 210. Разрядные вязки. Д. 2. Ч. 2. №2. Л. 64.
11. Мацук М.А. Город Ливны и Ливенский уезд в 1615/16 году. Т.1. Сыктывкар, 2001. С. 14.
12. Лаптенков В.В. Елецкие древности. Воронеж, 1998. С. 57.
13. Глазьев В.Н., Новосельцев А.В., Тропин Н.А. Российская крепость на южных рубежах. Документы о строительстве Ельца и заселении окрестностей в 1592—1594 гг. Елец, 2001.
14. Там же.
15. См.: Что читать о Ельце и Елецком крае? Указатель трудов по краеведению / Сост. Ряполова В.И., редактор Овиниикова Е.Б. Елец, 2010.

Статья подготовлена по материалам книги Д.А. Ляпина «История Елецкого уезда в конце XVI—XVII веков. Научно-популярное издание», изданной в 2011 году под редакцией Н.А. Тропина. В статье воспроизведены все изображения, использованные автором в его работе.

Разделитель нижний
Ельцу — 871 год

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

...Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку...Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

HashFlare
Регистратор
Получить туристическую карту Воргольских скал
HashFlare
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Елец
© 2017, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2017, WPcore - разработка и обслуживание сайтов  ·  2011-2017, Coopertino - хостинг на SSD, домены и серверы