Заключение

Заключение книги «От Подстепья до Поморья. Елецкий край и Выговский край…»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Культура исторична по своей природе.
Само ее настоящее всегда существует
в отношении к прошлому и к прогнозам будущего.
Культура вечна и всемирна, но при этом
всегда подвижна и изменчива. В этом сложность
понимания прошлого (ведь оно ушло, отдалилось
от нас). Но в этом и необходимость понимания
ушедшей культуры: в ней всегда есть потребное
нам сейчас, сегодня.

Ю. М. Лотман

И.А. Бунин и М.М. Пришвин — два русских писателя, родиной которых был Елецкий край, застали в живом бытовании и воплотили в своем творчестве традиционную культуру двух самобытных исторических регионов России – Елецкого края и Выговского края.

Традиционная культура этих регионов во второй половине XIX – начале XX века в значительной мере сохраняла свою целостность, архаические черты, являлась основой народной жизни, народного мировосприятия.

В творчестве И.А. Бунина отразились древняя история Елецкой земли, особенности традиционной культуры и быта ее населения. Бунинская проза насыщена историческими реминисценциями, связанными с историей славянства и древней домонгольской Руси, с эпохой татарского ига, со временем возрождения и развития города и края, с дворянской стариной.

Писатель создал объемную панораму жизни Елецкого края, жизни русской провинции второй половины XIX – начала XX века.

Основным носителем традиционной русской культуры в художественной прозе И.А. Бунина выступает дворянство. Оно было привилегированным, образованным сословием, с широким кругозором; в то же время это сословие сохраняло связь с традиционными устоями народной жизни. Большинство русских дворян, в том числе и дворяне Елецкого уезда, были помещиками среднего достатка, а чаще и вовсе небогатыми. К семидесятым годам XIX века основная масса дворян стала «мелкопоместными». Эти помещики были тесно связаны с землей, с деревенским миром; дворянская среда хранила традиции исконного русского быта, православной веры, народного творчества, патриотизма, передавая их интеллигенции, частью которой она становилась во второй половине XIX века.

Крестьянство Елецкого края в пореформенный период находилось в сложном положении: наследие крепостничества, малоземелье, пореформенная бедность не способствовали его экономическому, социальному и культурному развитию. Это бедственное положение крестьянства является одной из ведущих тем бунинской прозы, посвященной русской деревне. Однако положение русского крестьянства не было беспросветным, о чем свидетельствует и творчество И.А.Бунина. На страницах его прозы часто встречаются определения: богатый мужик, зажиточный мужик, богатый двор. Хозяйственность, надежность быта, позитивный жизненный настрой, широта кругозора отличают однодворцев. Они верны старине и традиции, что делает их стойкими и жизнеспособными, придает перспективу их историческому существованию. В романе «Жизнь Арсеньева» Бунин пишет о богатых дворах однодворцев, в повести «Суходол» колдун Клим Ерохин из села Чермашного – зажиточный степенный однодворец, рассуждающий с помещиками Хрущевыми о хозяйстве, в рассказе «Божье древо» однодворец Яков Демидыч Нечаев – носитель здорового нравственного народного начала, открытый миру и людям.

В сложных и противоречивых жизненных условиях крестьянство сохраняет многочисленные элементы традиционной духовной народной культуры. Сохраняется празднично-обрядовая традиция, семейная обрядность, комплекс традиционных верований. Основы духовной народной культуры придавали осмысленность, упорядоченность крестьянскому быту, поддерживали крестьян в их повседневной жизни.

Елецкое мещанство в основной своей массе являлось потомками древнего населения города. Ельчане бунинского времени сохраняли фамилии, известные по документам, отражающим жизнь города в XVI — XVII веках: Фаустовы, Малявины, Меркуловы, Чукардины, Баскаковы, Иншаковы, Лопухины и многие другие. В городе сохранялись местные предания, легенды, древняя топонимия, устои жизни, восходящие к русской старине. Поэтому елецкий городской быт вдохновлял Бунина, давал ему материал для творчества и рождал в его душе художественно-исторические образы. Не обходя негативные стороны городской жизни, типичные для общерусского, да и европейского городского общества второй половины XIX – начала XX века (бедность, социально-имущественное расслоение, культурную отсталость основной массы населения), Бунин, тем не менее, видит и отображает в своей прозе многочисленные положительные стороны елецкого мещанства, дающие этому слою жизненный потенциал и историческую перспективу. Елецкое мещанство дает писателю образцы крепких торговых людей, патриотов города и страны, людей, одаренных душевно, интеллектуально и творчески. Бунин подчеркивает крепкие основы мещанского быта, столпами которого были православная вера, семья, дом, преданность своему делу и чувство собственного достоинства.

Традиционные верования, отраженные в бунинской прозе, складываются в стройную систему духовной культуры народа: календарная обрядность, религиозно-обрядовый быт и традиции, верования и суеверия. Религиозно-обрядовая сторона жизни переносит повествование из пространства быта и повседневности в сакральное и историческое пространство. В бунинском творчестве нашли свое отражение широкие пласты духовной культуры населения Елецкого края. Среди всех слоев населения Елецкого края, особенно в сельской местности, сохранялись представления о нечистой силе, ведьмах, колдунах, потустороннем мире. Большой сохранностью отличалась традиционная праздничная культура, православные праздники были хронологической осью, на которой держался традиционный быт русских людей всех сословий. Это значение праздников явственно видно и в художественной прозе Бунина, где они играют роль хронологических ориентиров, позволяют лучше ощутить эмоциональную нагрузку произведения, имеют важное символическое значение, объясняют действия и мотивы поступков героев. В бунинской прозе отражен весь праздничный годовой круговорот жизни русского человека.

Для М.М.Пришвина поездка на Русский Север явилась тем толчком, который пробудил истинное его призвание. Русский Север стал для него отправной точкой самопознания и самораскрытия. Из Выговского края Пришвин вернулся с книгой, принесшей ему известность и ставшей началом его писательской судьбы.

М.М.Пришвин, исследуя жизнь Выговского края Олонецкой губернии, подробно и с глубоким пониманием отразил материальную и духовную культуру севернорусского крестьянства.

Пришвин описывает природу и географию края, традиционные занятия его населения, характерные особенности поселений, жилища, пищи, традиционный костюм, средства передвижения. Материальная культура Выговского края, отраженная Пришвиным, является характерной для севернорусской историко-культурной зоны. Важнейшими занятиями местного населения были земледелие, рыболовство и охота. Причем, в силу природных особенностей края, рыболовство и охота имели столь же важное значение, как и земледелие. Определяющее влияние на жизнь местного населения оказывал огромный водный массив Выг-озера и соседствующих с ним менее крупных озер. Водная стихия оказывала влияние на расположение поселений (деревни часто располагались на островах), диктовала способ передвижения (на лодках), определяла традиционные занятия и тип питания (обилие рыбы), торговля рыбой давала экономическую стабильность. Тип жилища и усадьбы, описанный Пришвиным, является традиционным для Русского Севера: это изба на высоком подклете, где под двускатной крышей объединялись жилые и хозяйственные помещения. Пришвин описывает и традиционную планировку крестьянской избы, в которой главными доминантами являлись Святой угол и русская печь. Для народной культуры характерно соединение бытовых реалий с глубокой сакральной символикой. Охота и рыболовство окружены массой обрядово-магических действий, связанных с почитанием лесной и водной стихий, лешего, водяного, лесовой силы. Охотники наделяли магическими свойствами животных, птиц, оружие, обращались за магической помощью к колдунам. Велика была сакральная символика домашнего пространства.

Региональные особенности мировоззрения, традиционные обряды и верования, отраженные в пришвинских очерках, складываются в цельную картину духовной культуры Русского Севера. Пришвин застал в Выговском крае древнюю многообразную духовную культуру. На Русском Севере в представлениях об окружающем мире, в традиционных верованиях и обрядах были сохранены архаические культурные пласты, восходящие к эпохе Киевской Руси, общеславянского и индоевропейского единства. Архаические элементы культуры хранило и народное творчество Выговского края, особенно былины.

Сильнейшее влияние на духовную и религиозную жизнь крестьянства Выговского края оказывало старообрядчество. Этот регион долгое время являлся одним из оплотов старообрядческой традиции на Русском Севере. Однако, такое сложнейшее явление русской жизни, как старообрядчество, выходит за рамки данного исследования.

Степень сохранности традиционной культуры на Русском Севере и Юге, в Выговском и Елецком крае была различной. Для традиционной культуры Севера рубежа XIX — XX веков характерна высокая степень сохранности. В Елецком крае, как и в целом в Черноземье, во второй половине XIX века традиционная культура постепенно утрачивает свою целостность, сохраняясь в виде отдельных значительных пластов. Тем не менее, ее значение в народной жизни по-прежнему оставалось важным. Такое состояние региональных культур застали в живом бытовании и отразили в своем творчестве И.А.Бунин и М.М.Пришвин.

При всех региональных различиях русские составляют единый народ, и единство это нашло отражение в бунинской и пришвинской художественной прозе через воплощение русской традиционной культуры. Перекликаются фольклорные и эпические образы, традиционные верования, обрядность. У Пришвина отдельный очерк «Вопленица» посвящен севернорусской традиции голошения, в бунинской «Деревне» отражена южнорусская традиция голошения по покойнику. Крестьяне Выговского края и Елецкого края твердо верят в колдовство. Только на Севере колдовством занимаются мужчины-колдуны, на юге России чаще колдуют женщины-ведьмы. Однако, в бунинском «Суходоле» встречается колоритный образ мужчины-колдуна, однодворца Клима Ерохина, напоминающего героя пришвинского очерка «Колдуны» Микулаича Ферезеина. Сходны и свадебные обряды, описанные Пришвиным и отдельные элементы свадебных обрядов (девишник, свадебные песни), отраженные Буниным в повести «Деревня». Наиболее полное сходство характерно для архаических пластов культуры: глубинной символики пространства, предметов, обрядовых действий, стихий, слова. Это сходство восходит к общим историческим и культурным корням: к единому пространству Киевской Руси, к древнему славянскому единству, к истокам исторического существования русского народа.

Пришвин фиксирует сохранившуюся на Русском Севере архаику, облекая ее в форму художественного произведения. Бунин в социально-экономической пестроте жизни региона, находящегося в самом центре бурно развивающейся пореформенной, а впоследствии и предреволюционной России тонко чувствует и бережно воплощает архаические пласты народной жизни и традиционную культуру родных мест. Сказитель былин Григорий Андрианов хранит в Выговском крае древние сказания о киевских богатырях. В Елецком крае былины давно позабыты, но сохранились исторические песни (герой буниского рассказа «Кастрюк» получил свое прозвище за то, что любил петь популярную в Подстепье историческую песнь о Кастрюке). Былинных же богатырей, древних князей Бунин видит сквозь черты современной ему действительности, сравнивая красивого дородного монаха с Алешей Поповичем, а помещика, выходящего из ресторана Дворянской гостиницы в романе «Жизнь Арсеньева», с древним удельным князем. Чертами поведения былинных богатырей, бросающих вызов небесной силе, наделен крестьянин Захар Воробьев из одноименного рассказа, вступающий в состязание с солнцем.

В творчестве И.А.Бунина и М.М.Пришвина воплотились традиционная культура, история, жизненный уклад русского народа второй половины XIX – начала XX века, отраженные через художественное описание традиционной культуры двух исторических регионов России: Елецкого края и Выговского края. Основами народной жизни являлись православная вера, историческая память, крепкие устои традиционного быта, семейные ценности, моральные, этические и эстетические ориентиры, унаследованные от предков. Сохранение этих основ обеспечивалось жизнью в рамках национальной культурной традиции. В суровых исторических, климатических, социальных и экономических условиях эти основы давали русскому традиционному обществу духовную и физическую силу, жизнеспособность, ясное национальное самосознание и историческую перспективу.

 

От Подстепья до Поморья. Елецкий край и Выговский край – исторические регионы России в творчестве И.А. Бунина и М.М. Пришвина: монография. — Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2012. — 238 c.

Постоянная ссылка: http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/ot-podstepya-do-pomorya/zaklyuchenie/

Статья подготовлена по материалам монографии А.А. Пискулина «От Подстепья до Поморья. Елецкий край и Выговский край – исторические регионы России в творчестве И.А. Бунина и М.М. Пришвина», изданной в 2012 году. Статья полностью повторяет стиль и пунктуацию автора.

Разделитель нижний
Ельцу — 872 года

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

…Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку…Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

Открытый Липецк. Форум города Липецка
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
Получить туристическую карту Воргольских скал
Аллея героев
© 2020, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2020, Разработка WPcore  ·  2006-2020, РЕГ.РУ - хостинг, серверы, домены  ·  Связь с редактором