Семейные ценности

Продолжение IV главы II части книги «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках».

Семейные ценности

Сегодня многие исследователи считают, что в средневековой России существовал особый тип правления, основанный на принципах патернализма. Патернализм предполагает, что отношения в русском государстве строились по типу большой русской патриархальной семьи. По традиции Российское государство понималось как единое целое, объединенное морально-политическим фактором. В основе таких отношений лежит патернализм, ярко проявившийся уже в XV веке. Царь – отец своих подданных, ближайшее окружение — нечто вроде старших братьев и так далее.

Вот к каким выводам пришел Ю.Г. Алексеев, изучивший Судебник Ивана III: «Средневековая русская государственность в форме самодержавия опирается на нравственные принципы православия, исповедуемые народом… Общинные отношения, ясно проявившиеся во многих статьях Судебника, отражали тот же дух неизжитого коллективизма, чувства единства и единения, взаимной помощи и поддержки…» [1]. На русский патернализм большое влияние оказывали общинные традиции, менталитет, природные условия, православие. Русское самодержавие не регулировалось законодательно, великокняжеская власть была ограничена нравственным законом православия.

Итак, традиционно считается, время средневековой Руси было временем господства обычного права, когда устный договор и прецедент имели решающую силу. Не пытаясь опровергнуть, или доказать это, рассмотрим дошедший до нашего времени брачный договор, который датируется 1650 годом. [2]

Обстоятельства появления этого договора состояли в следующем. В 1649 году сын боярский Иван Глазов был переведен из Ельца в Коротояк, где он получил земли в селе Девичье. За несколько лет до того Глазов женился на крестьянке из вотчины князя Ивана Алексеевича Воротынского вдове Анне. Вскоре к ним на Коротояк приехал в гости двоюродный брат его жены Кондрат Тимофеев, который назывался вольным человеком. Он поселился у Глазовых и жил некоторое время спокойно, но вскоре надумал жениться. Однако в те времена это сделать было не так просто. Требовались надёжные сваты, которые поручались за жениха. Поручителем выступил Иван Глазов и его товарищ коротоякский казак Иван Щетинин, а также сын Глазова Агей.

Вскоре нашлась и невеста: ею стала дочь местного жителя Владимира Шаталова Акулина. Она была уже взрослой, вероятно вдовой. Сваты были приняты благосклонно, но Шаталов потребовал заключение брачного договора.

Брачные договоры нечасто встречаются в источниках. Нам известно о наличии устных договоров между родителями вступавших в брак и сватами. Иногда такие дела решались под патронажем местной церкви при активном участии священнослужителя — духовного отца лиц вступавших в брак.

Дошедший до нас договор, составленный в среде служилых людей Коротояка, в этой связи особо интересен, так как отражает реалии того времени. Итак, согласно договору, Кондрат Тимофеев переезжал жить к своему тестю. Всё имущество их теперь было общим: «в лошадях, в коровах, в овцах, в свиньях, и во всяком мелком животе, и в хоромах, и в кладном, и в гуменном, и в платье, и в деньгах, и во всякой подаренной рухляди». Более того, Кондрат Тимофеев обязывался жить с тестем «урочные лета», а в случае ухода обязывался выплатить 50 рублей, большую по тем временам сумму. Поручителями в этом выступили его сваты – отец и сын Глазовы и Щетинин. Однако если Шаталов станет вдруг к своему зятю «недобр и неправду станет над ним творить» и будет в неправде уличен сватами, то он может «идти прочь со всеми своими жеребьями». В случае попадания в холопы или крестьяне одного из участников договора, второй из них в холопство или крестьянство не попадал.

Однако семейная жизнь, скрепленная обширным договором, не заладилась. Кондрат Тимофеев оказался плохим работником, хотя договор предусматривал, как видно, ведение совместной хозяйственной деятельности. Он принес в избу пищаль, рогатину, два чекменя, литовскую попону камчатую и иногда пропадал на несколько дней. Однажды 10 июня 1649 г. он ушел из дому почти на две недели, причем никому не сказав ни слова. Ушел пешком, а вернулся верхом на ногайской кобыле, стоящей больших денег. Потом, 4 июля Тимофеев и Шаталов отправились на наёмные сенные покосы в устье реки Девицы. Покосив один день, Кондрат собрал свои вещи рано утром, взял пищаль и собрался уходить, на вопрос тестя: «Куды это ты?», он отвечал: «Для птиц…» и больше не вернулся.

Шаталов подал жалобу на Ивана Глазова, в которой упрекал его в ложном поручительстве. Но тот заявил, что Тимофеев ему вовсе не родственник и сватал он его по дружбе, ничего не обещая. Шаталов показал договор воеводе и написал челобитную в Москву. По этому делу начался сыск, составлены расспросные речи, в которых была подробно описана биография и история всех участников этого дела. В конце концов, Кондрат Тимофеев оказался каким-то беглым крестьянином, а Глазову удалось это дело замять.

На примере этого инцидента мы видим, что на брак в условиях пограничного Юга смотрели с практической точки зрения, как на совместное ведение хозяйства. Здесь люди мало знали друг друга, общинные традиции в Коротояке ещё не успели окрепнуть, устному слову не всегда могли верить, традиции обычного права не действовали. Служилые люди предпочитали заключать договор в письменном виде, и он имел реальную юридическую силу, считался достаточным основанием для начала разбирательства в случае нарушения его условий. Интересно отметить и то, что этот частный договор распространялся на холопские и кабальные отношения, регламентируя и вмешиваясь в их нормы. Патернализм старой Руси уходил в прошлое и в жизнь проникали более рациональные договорные отношения.

Интересен и ещё один случай из семейной жизни. Так, в Данкове в казачьей слободе проживала вдова Авдотья Плотицына. Муж её был убит во время нашествия Сагайдачного в 1618 году, но у неё были дети, сыновья Пётр и Карп, и жила она некоторое время достаточно спокойно. Однако дети выросли и поступили в казачью службу. Жить они оставались вместе со своей матерью в одном дворе. Сюда же привели они и своих жён. Двор их заметно вырос. Но вот старший сын Пётр заболел и умер, а младший был переведён на службу в Ливны. Вдова осталась одна с десятилетними внуками и невестками. В 1637 году городской воевода Степан Извольский задумал отобрать у казачьей вдовы двор, а её вместе с внуками «выслать вон». Однако та написала прошение в Москву с просьбой оставить двор за ней, так как у неё подрастают внуки, годные к службе.

Из Москвы воеводе пришло распоряжение, по которому он не только должен был оставить вдову в покое, но и дать ей льгот на два года, и нанять для неё ратного человека, готового временно послужить в сторожевых казаках, пока внуки не подрастут [3]. Таким образом, дети или внуки мужского пола гарантировали вдове обеспеченную старость.

 

Ляпин Д.А. На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках. — Тула: Гриф и К, 2013. — 220 с.

Источник http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/verxnij-don-16-17-v/semejnye-tsennosti/

Примечания:

1. Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III: традиция и реформа. СПб., 2001. С. 432-433.
2. РГАДА. Ф.210. Оп. 1. Д. 273. Лл. 701-709.
3. Ракитин А.С. Сторожевые казаки города Данков после черкасского разорения (1618-1650-е годы). // Война и оружие. Новые исследования и материалы. Труды Третьей международной научно-практической конференции. 16-18 мая 2012 года. Ч. 3. – СПб., 2012. С. 88-97.

Статья подготовлена по материалам книги Д.А. Ляпина «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках», изданной в 2013 году. В статье воспроизведены все изображения, использованные автором в его работе. Пунктуация и стиль автора сохранены.

Разделитель нижний
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

HashFlare
Ельцу — 871 год

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

...Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку...Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

HashFlare
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Елец
© 2018, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2018, Разработка WPcore  ·  2006-2018, РЕГ.РУ - хостинг, серверы, домены  ·  Связь с редактором