В степь!

Продолжение II главы II части книги «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках».

Глава 2. На черте (1645-1654)

В степь!

Кроме строительства оборонительных сооружений московское правительство приняло ещё одно важное решение для борьбы с татарами – походы на Крымские улусы. На организацию походов выделялось много денег, но более всего в Москве рассчитывали заманить служилое население в поход хорошей добычей. Проводниками в степь должны были стать донские казаки. Для этого выбирались все желающие («всякий охочий люд»).

2 марта 1646 года воеводам Данкова, Козлова, Епифани, Лебедяни и других городов была прислана грамота о наборе служилых людей для похода на Крымские улусы под началом атамана Петра Красникова [1]. Желающих оказалось много, записывались даже холопы и беглые крестьяне. Ненависть к татарам была так сильна, что на жалование внимания не обращали, а шли, чтобы отомстить. Многим хотелось вкусить и вольной жизни на Дону.

Тогда же из Москвы в Воронеж был послан дворянин Ждан Кондырёв. Все желающие идти в поход должны были стать под его начало. Правительство рассчитывало собрать 3 тысячи человек. Кондырёву вменялось в обязанность отвести своё войско к донским казакам, а там, разбившись на отряды, служилые люди поступали под начало атаманов. Здесь русские почти повторяли тактику самих татар. Правительство строго наказывало всем русским людям подчиняться Войску Донскому и оставаться в распоряжении атаманов. С людьми посылались провизия и денежное жалование.

Вооруженные русские крестьяне

Уже в апреле Кондырёв набрал 3 тысячи человек и отправился на Дон. Однако поток желающего идти на татар служилого и вольного населения был так велик, что остановить его было уже затруднительно. Люди шли на Дон для степной войны даже без оружия и жалования. Вскоре к русским стали присоединяться и черкасы. Бегство в поход на степь крестьян и холопов вызвало волну возмущения среди помещиков. Вскоре воронежский воевода Алексей Васильевич Бутурлин пришёл в ужас от толп разного рода людей и от жалоб помещиков, требующих найти в этих толпах их беглых крестьян. Бутурлин торопился отправить всех на Дон. Помещики, приезжавшие в Воронеж, угрожали Бутурлину физической расправой, но всё обошлось. Наконец, по самым скромным подсчётам, численность «охочих» людей на Дону достигла 10 тысяч человек [2].

Города Верхнего Дона, при поддержке боярина Никиты Ивановича Романова, осенью 1646 года отослали на Дон для этого войска 84 струга с припасами и провиантом. Но этого не хватало, на Дону находилось много бедных, больных и голодных. Следующая посылка была отправлена весной 1647 года [3].

Русские служилые люди под началом Ждана Кондырёва и донских атаманов отправились на юг. Одновременно с ними из Астрахани вышло войско князя С.Р. Пожарского и служилого татарского князя Муцалы с астраханскими татарами.

Посланные на Дон служилые люди действовали успешно. Они не позволили татарам начать Большую войну, на которую те очень рассчитывали. Лишь несколько набегов удалось совершить крымцам, но они были легко отбиты. В это время русское войско в 20 тысяч человек во главе с князем С.Р. Пожарским перешло на правую сторону Дона для участия в войне. В Москве князю строго наказывали не воевать с турками и не трогать турецких крепостей. Россия хотела нанести удар только по татарам. Но вскоре выяснилось, что татары и турки действуют совместно. Служилые люди и казаки воевали без особого разбора, и турки, и татары были им равно ненавистны. Донские атаманы даже осадили турецкий Азов, затем вышли в море на стругах, где принялись грабить турецкие корабли.

В это время служилые люди учинили разгром в татарских улусах. Успех русского оружия был очевидным. Армия Жана Кондырёва взяла в плен 7 тысяч человек, захватила 6 тысяч коров и 2 тысячи овец.

В июне из Крыма на русских отправилось большое войско царевича Ният-Гирея. Крымцы напали на русский отряд под командованием астраханского князя Муцалы. Пожарский и Кондырёв вовремя подоспели, и завязался жестокий «свальный» бой, длившийся до самого вечера. Наконец, Ният-Гирей был вынужден отступить, его преследовали, но недолго. Князь Пожарский был ранен стрелой [4].

В начале августа Пожарский, Кондырёв и Муцала узнав о том, что крымские царевичи находятся на правой стороне Дона возле Перекопа, решили напасть на них. Значительная часть русских сил уже отошла с богатой добычей, и армия насчитывала всего лишь 7200 человек. Удар русского войска оказался настолько стремительным, что татары, несмотря на численное превосходство, не сумели организовать оборону. В руки воевод попала большая и богатая добыча. В плен было взято 207 человек, палатки, шатры, русским досталась даже постель крымского царевича. Пока Кондырёв, Пожарский и Муцала делили добычу, турки и татары снарядили армию в 10 тысяч человек с пушками и ружьями. Русские были вынуждены спешно отступить.

После этих событий полководцы собрались на совет. Раненый князь Пожарский предложил отступать, считая, что задача нанести военный удар по татарам выполнена. Муцала с астраханскими татарами был доволен добычей и склонялся к тому, чтобы вернуться. Кроме того, многие русские люди, не привыкшие к военному делу, были измотаны, голодны и небоеспособны. Кондырёв, однако, возвращаться отказывался, заявив: «мне до вас дела нету, идите куда хотите». Так и получилось: Пожарский и Муцала со своими армиями вернулись домой, а Кондырёв со служилыми людьми южного пограничья совершил новый набег на территорию Крымского полуострова через Азовское море. Повоевав в Крыму, русские вернулись обратно, довольные своим успехом.

Наконец, турецкий султан велел направить большие силы в район Азова. Крымский хан с 30 тысячами воинов вышел из Крыма в степь. Отряд служилых людей Кондырёва под прикрытием донских казаков отступил на Русь. Турки запросили мира с Москвой и пытались удерживать крымцев от набегов в это время. Возвращаясь в свои города, служилые люди, участвовавшие в походе, рассказывали истории о битвах с татарами и турками, о морских походах, о янычарах, о каменных стенах Азова и восточных богатствах.

 

Ляпин Д.А. На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках. — Тула: Гриф и К, 2013. — 220 с.

Источник http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/verxnij-don-16-17-v/v-step/

Примечания:

1. Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами… С. 373
2. РГАДА. Ф. 210. Оп. 1. Д. 205. Лл. 247-248.
3. Там же. Д. 162. Лл. 549-550.
4. Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами … С. 384.

Статья подготовлена по материалам книги Д.А. Ляпина «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках», изданной в 2013 году. В статье воспроизведены все изображения, использованные автором в его работе. Пунктуация и стиль автора сохранены.

Разделитель нижний
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

HashFlare
Ельцу — 871 год

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

...Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку...Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

HashFlare
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Елец
© 2018, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2018, Разработка WPcore  ·  2006-2018, РЕГ.РУ - хостинг, серверы, домены  ·  Связь с редактором