На торгу

Продолжение VI главы книги «История Елецкого уезда в конце XVI—XVII веков».

На торгу

Потом увидела Святая Богородица мужа,
подвешенного за ноги, и черви ели его.
И спросила она ангела:
«Кто это, и какой грех он совершил?»
И сказал ей архистратиг: «Это один из тех,
Которые давали в рост золото и серебро свое» [427].

Хождение Богородицы по мукам.
Древнерусский апокриф

* * *

Какой бы сложной и нелегкой ни была жизнь, торговля позволяла обогатиться предприимчивым ельчанам. Торговля в русской провинции в те времена представляла собой довольно простое, по сути, дело. Всякий человек мог изготовить или закупить товар и отвести его для продажи. Европа с ее банками, кампаниями, мануфактурами и мореплаванием была далеко впереди.

Большой доход ельчанам приносила торговля с Донским регионом. Если политика царя Бориса Годунова была направлена на изоляцию Дона, то правительство Михаила Романова, напротив, расширило связи с казачеством. Еще в 1615 году казакам был разрешен свободный проезд в города южного пограничья с товарами и без товаров. Более того, казакам был дан вольный и беспошлинный торг, а воеводам было строго запрещено чинить какое- либо насилие над приезжавшими с Дона казаками. Многие жители южных уездов, помня о казацких разбоях и грабежах в Смутное время, имели причины «учинить какое-либо насилие» над донскими казаками. Торговое движение на Дону возрастало с каждым годом и, безусловно, способствовало развитию южных пограничных городов, а в их числе и Ельца.

Сразу после Смуты ельчане активизировали торговлю с соседними городами. Главным образом, это Воронеж и Курск, здесь были наиболее крупные рынки. Затем следуют Ливны, Добрый, Оскол, Данков. К примеру, в Воронеж в 1620 — начале 1621 годов приехали из Ельца на торг 59 человек. За декабрь 1622, январь, февраль 1623 годов в Воронеже торговали 13 ельчан. Зимой 1622—1623 годов в Курск из Ельца приехали с товаром 10 человек. Зимой 1628—1629 годов 17 ельчан приехали торговать в Воронеж [428].

Товары, производимые ельчанами на продажу в Воронеж в 1620/21 годы

Торговали в те времена практически любым товаром, строгой специализации не было. В обозах, выезжавших из Ельца, можно увидеть пруты железа, холсты, бочки с дёгтем, мешки с конопляным семенем, сапоги, яблоки, шкуры, мясо и др.

Можно составить следующую диаграмму товаров, изготовляемых в Ельце и привозимых на продажу в Воронеж в 1620, 1621, 1628 и 1629 годах. Каждое упоминание вида товара представлено за единицу. К середине XVII века основной ассортимент товаров становится более или менее одинаков. Это связанно с тем, что в Ельце стабилизировалось ремесленное производство определенной направленности. На первом месте стояло кузнечное дело. Уже к середине столетия Елец становится одним из крупнейших центров металлообработки в регионе. По платежной книге 1646 года мы знаем, что в городе было две кузнечных слободы [429]. Одна кузнечная слобода находилась вблизи крепости и Троицкого монастыря. Приходской церковью этой слободы являлась Введенская, которая располагалась примерно в том же месте, что и современный храм. Вторая слобода размещалась ближе к реке Елец. Ее жители являлись прихожанами Покровской церкви. Елецкие торговцы скупали у кузнецов товары и везли их в другие города.

Кузницы и горны, работавшие на заказ или для рыночной торговли, облагались оброком. В 1625 году в Ельце находились 7 горнов, которые платили налог в «пол полтины» [430].

Развитым промыслом в Ельце в это время было изготовление посуды и предметов одежды. Ельчане везли на продажу из посуды: миски, блюда, котлы; а из одежды: женские шапки, сапоги, лапти. Все эти вещи упоминаются в таможенных книгах Воронежа, Курска и других городов. Большой размах получило и кожевенное производство. Ельчане ввозили на продажу выделанные лошадиные и говяжьи кожи.

Товары, производимые ельчанами на продажу в Воронеж в декабре 1628 - январе, феврале 1629 годов

Все эти промыслы получили развитие в дальнейшем. Во второй половине XVII века значительное место в торговле станут занимать мед и хлеб.

Итак, торговля в XVII веке велась по простому принципу. Предприимчивый житель скупал у ремесленников товары, либо изготовлял сам и вез продавать в другой город. У него была телега летом, сани зимой и хорошая лошадь. Ехать в соседний уездный центр было необходимо потому, что далеко не весь товар и не в полном объеме можно было реализовать в цене. Одинаковых и стабильных цен, вообще, не было. Продавал каждый как захочет, следовательно, важное место в торговле играло умение торговаться, выгодно купить и продать. Рядовой торговец собственно никакого особенного названия не имел. Тот, кто покупал товар на рынке, в документах значился «купец», тот, кто продавал — «продовец». Крупных оптовых торговцев, которых называли «гостями» в Ельце не было.

Торговлей мог заниматься всякий. В документах мало упоминаний о елецких детях боярских, которые занимались бы торговлей. Мелким служилым людям заниматься внешней торговлей накладно. Они всегда должны быть «под рукой» у воеводы. Поэтому стрельцы и казаки торговали только внутри города. В основном торговлей занимались лица, свободные от обязанностей военной службы. Но в целом торговля, на мой взгляд, была в самом примитивном состоянии.

Центральное место в любом городе, где шла торговля, называлось «торг». Елецкий торг представлял собой открытое место в центральной части города с рядами лавок, полок и шалашей. Здесь было всегда шумно и много народа. Зимой торговцы разжигали костры для того, чтобы согреться. Некоторые ельчане занимались торговлей «с рук», вешая себе на шею специальные деревянные приспособления.

Вся торговля обязательно облагалась налогом в зависимости от товара и масштабов его реализации. Каждый приехавший в уездный город с товаром на продажу вез его в таможенную избу, где платил в казну налог. Его товар измерялся, взвешивался и т.д. После записывался в таможенную книгу, где указывалась и сумма выплаты.

Многие елецкие торговцы были жителями Черной слободы. Среди наиболее активных торговцев можно называть Малика Юрьева, Федора Красильника, Савелия Масленика, Алфера Чеботарева и Ивана Студеникина. Все знаменитое елецкое купечество вышло из Черной слободы, первой торговой и ремесленной слободы в Ельце. Напомним, что она возникла около 1613 года, вероятно, частью из бежавших сюда от Смуты жителей центра России, другая часть чернослободцев была местными жителями.

Свое название Черная слобода получила оттого, что «черными» в России называли слободу, население которой должно было платить подати государству. Освобожденная от податей слобода, часто за счет военной службы, именовалась «белой» или «беломестной». Такая слобода также существовала в Ельце, и о ней уже приходилось писать. Это слобода донских казаков за рекой Сосной. Термин «черный», употребляемый в средневековой России, применялся в основном к ремесленному и торговому населению. Эта традиция, как и многие русские традиции, была следствием монгольского влияния на Русь. Полное название слободы в XVII веке — Черная оброчная слобода или Старая оброчная слобода. Черные слободы были везде, но самое большое их количество находилось в Москве. Они состояли из торговцев и ремесленников, плативших подати (оброк) в казну или выполнявших службу по дворцовому хозяйству.

В 20-е годы Черная слобода получает большое развитие. В 1615 году число дворов в слободе не превышало 20. А в 1625 году в ней находились уже 42 двора [431]. За десять лет ее размеры выросли вдвое. В ней проживали более 60 человек мужского пола [432]. Почти такое же число дворов и людей сохранится в слободе и в дальнейшем. Главным храмом Черной слободы была церковь в честь святого Михаила Малеина, небесного покровителя царя Михаила Романова, построенная еще в 1613 году.

Итак, в 1625 году с 42 дворов Черной слободы было собрано оброку на 12 рублей и 10 алтын. В мае 1626 года чернослободцы выплатили оброк на 12 рублей и 10 алтын [433].

Широко была развита в Ельце лавочная торговля. По данным на 1625 год самая большая лавка была у Ивана Самсонова [434]. На его лавке было 2 замка, что указывало на ее размеры, и платил с нее Самсонов рубль оброку. Общее количество лавок в Ельце — 31. Среди владельцев лавок встречаем известных нам лиц Федора Красильникова, Ивана Студеникина. Упоминается тут и бобыль Троицкого монастыря Григорий Малой, а также казак Григорий Селянинов и ямщик Тимофей Козявкин. Все, кроме Самсонова, платили государству полтину оброка. Некоторые торговцы упомянуты без фамилий, например Мишка Чернослободец, часто встречаем прозвища: Кузнец, Мясник, Малой, Глухой.

Крестьянин. Гравюра XVII века

После перечисления лавок в оброчной книге по Ельцу следует перечисление полок. С полок платили гривну. Общее количество полок в Ельце — 74. С полок торговали казаки, стрельцы, посадские люди. В Ельце находились также три торговых шалаша. С них платили полполтины.

Отметим одну особенность в торговой жизни города той эпохи. Торговать мог каждый, как уже говорилось, но случаев, чтобы торговцем была женщина, по Елецкому уезду не встречается. Торговля — мужское занятие.

Общий взгляд на закупочные и отпускные цены на рынках убеждает нас в том, что торговля не была особенно прибыльным занятием. Богобоязненность человека допетровской Руси не позволяла перепродавать купленный товар по слишком завышенным ценам. Отпускные цены, конечно, были выше закупочных, но не намного. Даже кабак, пользующийся монопольным правом продажи спиртного, закупал вино по 60 копеек за ведро, а продавал всего по 65 копеек. Перепродажа «в три дорога» считалась в старом русском обществе грехом.

Встречались на Руси и такие люди, которые прямо считали любую прибыль обманом и страшным грехом, православный менталитет учил делиться со своим ближним, а не наживаться на его нуждах. Эта часть населения открыто критиковала торговцев, считала их «нечистыми людьми», «продавшими душу дьяволу». Конечно, такое мнение не могло победить во всем обществе, но оно играло свою роль противовеса корысти и алчности торговцев. Многие из тех, кто занимался торговлей, понимали свое положение, близкое к греху и связанное с обманом. Это толкало их на богатые пожертвования в храмы, монастыри, на раздачу милостыни. Поэтому русский купец даже позднего «просвещенного» времени, как правило, отличался набожностью и всегда Охотно жертвовал на нужды общества, чувствуя, что живет за счет того, что это общество обманывает.

Но вернемся в Елец. Среди промыслов широкое развитие в Елецком уезде получило рыболовство. Рыбу продавали в основном на внутреннем рынке, в городе и далеко не вывозили. Рыба пользовалась большой популярностью у ельчан особенно в зимнее время, когда ее привозили целыми возами со всего уезда. Часто в документах упоминается ласкирь (плотва). Ловили рыбу на продажу, ставя неводы и сети на определенном участке реки. За это платили оброк в казну: с сети по полтине, да пошлины 5 денег. Это было в общем небольшой суммой, которая, скорее всего, быстро окупалась. Сколько попадет рыбы в сети, уже неважно было для государства. Другой вариант рыбного промысла — взять часть реки на откуп у государства, выплачивая ежегодно откупную сумму и ловя рыбу на продажу. Такие случаи тоже были.

Ельчане в больших количествах употребляли рыбу зимой. Рыбный промысел в городе зимой буквально процветал. Возможно, это было связано с зимними православными постами. Некоторые сведения о привозе в Елец рыбы сохранились в кабацких книгах. Посмотрим на объем рыбы и людей, продававших ее в городе. Так, 31 января 1616 года в Ельце успешно торговал рыбой местный житель, бобыль священника Дмитриевской церкви, Иван Выколпаков. На торг он привез три воза рыбы, один был наполнен крупной, отборной рыбой, а два мелочью [435]. 5 февраля торговал рыбой на елецком рынке местный казак Федор Расохин, который привез 4 воза рыбы. Того же числа приехал и конкурент Расохина из села Рогатого, крестьянин Меркул Иванов, и привез 2 воза рыбы ласкири [436]. В итоге, 5 февраля 1616 года в Ельце торговали рыбой 6 человек, объем привезенной рыбы составил 11 возов.

Первые документы об уплатах оброка с рыбной ловли встречаем в апреле 1620 года. Группа крестьян и помещиков поручалась за помещика Мелеха Пономарева, что он будет платить оброк со своих сетей на реке Мече [437]. Тогда же Пономарев просил разрешить ему поставить сети и на реке Сосне. Его просьба была удовлетворена на тех же условиях оброка. Некоторые уездные жители промышляли рыбой на протяжении многих лет. Например, помещик Осип Каверин ставил сети с 1620 по 1626 годы. Большинство рыбаков были крестьянами, в редких случаях — помещики, встречались и жители города стрельцы, казаки, чернослободцы.

Среди архивных документов сохранилась «Книга оброчных денег с рыбных ловель Елецкого уезда 1626 года» [438]. Информацию из этого интересного документа приведена в таблице:

Таблица 2.
Промысел рыбы в Ельце в 1626 году

Река / Вид ловли Невод Сети Откуп Запор
Дон 2 16 5
Сосна 6 29 9
Воргол 1
Меча 11 32
Семенек 1 1
Снова 1

В 1626 году согласно «Книге оброчных денег с рыбных ловель» было выплачено ельчанами в казну с запоров 15 рублей, с неводов 14 рублей, с сетей 30 рублей и с откупов 7 рублей. Самым дорогим из средств ловли рыбы был откуп — от 2-х до 3-х рублей в год в зависимости от места. Например, помещик Семен Васильевич Лобынцов брал на откуп часть реки Семенек и платил 3 рубля. Наум Насонов с реки Сновы платил 2 рубля. Поставить на реке запор или сеть стоило рубль, невод — 25 алтын, сеть — полтина.

Кроме рыбной ловли, в уезде были развиты бортничество, сбор орехов. Встречаются упоминания о садовых яблоках, поставляемых на продажу.

 

Ляпин Д.А. История Елецкого уезда в конце XVI—XVII веков. Научно-популярное издание. — Тула: Гриф и К, 2011. — 208 с.

Источник http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/istoriya-uezda-16-17-v/na-torgu/

 

Примечания:

427. Давать в рост — заниматься получением прибыли, заработком денег за счет перепродаж, получение дохода с процентов.
428. Здесь и далее статистика дается по: РГАДА. Ф.210, Денежный стол. Д.78. Л.3—38 об.; Д.79. Л.37 об.-72; Д.175. Л.18-91; Д.78. Л.3-42.
429. РГАДА. Ф.1209. Оп.1. Д.135. Л.40, 45.
430. Там же. Ф.210. Оп.2. Д.8. Л.141-142.
431. РГАДА. Ф.210. Оп.20. Д.8. Л.133 об.-135 об.
432. Там же. Ф.1209. Оп.1. Д.135. Л.36.
433. Там же. Ф.210. Оп.20. Д.8. Л.135 об.
434. Там же. Л.136-142.

Статья подготовлена по материалам книги Д.А. Ляпина «История Елецкого уезда в конце XVI—XVII веков. Научно-популярное издание», изданной в 2011 году под редакцией Н.А. Тропина. В статье воспроизведены все изображения, использованные автором в его работе. Пунктуация и стиль автора сохранены.

Разделитель нижний
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Ельцу — 871 год

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

...Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку...Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

HashFlare
Регистратор
Получить туристическую карту Воргольских скал
HashFlare
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Елец
© 2017, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2017, WPcore - разработка и обслуживание сайтов  ·  2011-2017, Coopertino - хостинг на SSD, домены и серверы