Предисловие (от автора книги)

Продолжение книги «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках».

Николаю Александровичу Тропину

Cовременному человеку трудно представить, что Верхний Дон, сердце центральной России, в давние времена был диким, заброшенным краем, а позже стал местом ожесточённой войны между русскими, крымскими татарами и литовцами. Война шла весьма продолжительное время в XV, XVI и XVII веках и закончилась вхождением этих земель в состав Российского государства. Немало крови было пролито, чтобы территория, где сегодня расположены Липецк, Воронеж, Курск, Белгород, Тамбов и другие крупные и развивающиеся города, стала частью Российского государства.

Эта книга рассказывает о том, как и какой ценой приходилось заселять важнейший регион Центрального Черноземья – Верхний Дон и его окрестности. Я предлагаю читателю окунуться в эпоху войн и сражений, походов в степь и битв на окраинах Руси, эпоху строительства городов-крепостей, острогов и огромных оборонительных укреплений. Мы близко познакомимся с разными людьми тех времен, когда каждый был готов вступить в схватку за свою жизнь и свободу. Герои этой книги – наиболее характерные типы людей старой, допетровской Руси. Мы узнаем их занятия, быт и взгляды на жизнь.

Книга написана в научно-популярной форме, некоторые места её выдержаны в литературно-художественном стиле, хотя в них почти нет вымысла. Этот приём я использовал только для того, чтобы читателю было легче вникнуть в суть жизни и быта людей изображаемой эпохи. В таких параграфах я описываю специфическую, повседневную сторону жизни людей, чьё ремесло давно исчезло. Мне кажется, что читателю будет понятнее этот старый мир, если воссоздать его в живописно-экспрессивной форме. В любом случае я, прежде всего, остаюсь учёным. Две мои предыдущие книги, посвящённые Елецкому уезду, также были написаны в подобной манере. И хотя мне приходилось слышать критические отзывы по поводу употребления художественного стиля, я остаюсь верен данному приёму и в этой книге. Надеюсь, что читатель, простит мне эту вольность, и учтёт, что данная работа написана не для профессиональных историков.

Мне бы хотелось, чтобы читатель осознал, что процесс присоединения Верхнего Дона – исторический подвиг населения XVI-XVII веков. Так или иначе, все люди, от воеводы до беглого холопа, внесли свой вклад в развитие этих земель и стали участниками важнейших событий прошлого России. По сути, эта книга о непрерывной войне на степном Пограничье в XV-XVII веках, начавшейся как борьба России за независимость, а окончившейся войной за господство.

Книга не является научной монографией и не претендует на подробное описание демографических и социально-экономических процессов, происходящих на Верхнем Дону в XVI-XVII века. Она написана в жанре научно-популярных очерков, рассчитанных на широкий круг читателей. Эта книга заканчивается 1682 годом, смертью государя Фёдора Алексеевича. В это время территория Центрального Черноземья уже являлась неотъемлемой частью Российского государства.

В книге нет отдельного параграфа, посвященного природе Верхнего Дона, однако, считаю необходимым сказать здесь о ней несколько слов [1]. В древности эти земли были покрыты огромными дубравами, в которые с юга вклинивались степные пространства. Здесь лес и степь сталкивались друг с другом, перемешиваясь в единое целое, образуя уникальный лесостепной ландшафт. Ниже по Дону свободных от леса пространств было больше, и местами простирались обширные ковыльные степи с нагорными дубравами. Растительность в этих краях носила смешанный характер: здесь росли и северные растения, и южные, типичные для степей. Конечно, состав лесной растительности не ограничивался только дубами, а был более разнообразным.

Посетивший Россию в 1517 и 1526 годах австрийский дипломат Сигизмунд Гербертштейн так описывал земли в верховьях Дона: «Эта область плодороднее всех прочих областей Московии; как говорят, в ней отдельные зёрна хлеба производят два, а иногда и более колосьев; стебли их разрастаются так густо, что ни лошади не могут без труда пройти через них, ни перепела вылететь оттуда. Там великое изобилие мёда, рыб, птиц и зверей, и древесные плоды гораздо превосходнее плодов московских; этот народ в высшей степени смелый и воинственный» [2].

На карте лесов базельского издания сочинения Гербертштейна 1556 года в районе Верхнего Дона изображены густые и обширные леса. Только в Елецком уезде насчитывалось около 20 крупных лесных массивов [3]. Названия некоторых лесов очень показательны. Например, Туров лес получил название по проживавшим в нём турам, диким быкам, а Тешев лес мог именоваться по значению глагола «тешится», т.е. охотится [4].

Верхний Дон, по сведениям иностранцев, был «богат плодородной почвой, обильными рыбой водами и многочисленными лесами», в которых обитало большое количество диких зверей, птиц и пчёл. Описывая этот регион, Сигизмунд Гербертштейн указывал на особую плодородность почвы Верхнего Дона: «леса изобилуют огромным количеством горностаев, белок, куниц, а также меда» [5]. Среди животных Гербертштейн выделял водившихся в этих местах бизонов, буйволов и лосей: «…у бизонов есть грива; шея и лопатки мохнаты, а с подбородка спускается нечто вроде бороды. Шерсть их пахнет мускусом, голова короткая, глаза большие и свирепые, как бы пламенные, лоб широкий… Буйволы… — это настоящие лесные быки, ничем не отличающиеся от домашних быков, за исключением того, что они совершенно черные и имеют вдоль спины белую полосу…» [6].

Среди парнокопытных встречались в этих краях дикие козы и олени, которых ловили здесь специально к царскому столу. Гербертштейн отмечал: «на равнинах около Танаида (Дона) водится лесная овца (сайгак)… московиты делают из них прозрачные рукоятки ножей…» [7]. Сайгаки водились на Среднем Дону в степной полосе, но появлялись и севернее. По данным другого иностранного путешественника — Августина Мейерберга, в верхнем течении Дона начинаются степные пространства, на которых проживает большое количество диких ослов (сайгаков), не поддающихся приручению [8].

По данным европейских путешественников и дипломатов, на Верхнем Дону в XVI-XVII веках водились туры, зубры, лоси, олени, дикие козы, кабаны, дикие лошади, медведи, волки, лисицы, бобры, сайгаки, дикие кошки и многие другие животные [9].

Река Дон занимает важнейшее место в географии этого края, в неё впадают многочисленные реки, крупнейшими из которых являются Красивая Меча, Быстрая Сосна и Воронеж. Дон стремительно разливался весной, оставляя многочисленные озёрки и болота, густо заросшие ольхой, осокой, ивой. Здесь гнездились десятки видов водоплавающих птиц, на многочисленных ручьях строили плотины бобры.

И совсем не случайно этот плодородный край стал ареной грандиозных внутри- и внешнеполитических событий расширяющего свои границы Российского государства.

* * *

Я хочу выразить благодарность своему учителю, профессору, доктору исторических наук, декану исторического факультета ВГУ Владимиру Николаевичу Глазьеву, который оказал на меня большое влияние как учёный и человек.

Моя искренняя признательность за помощь в создании этой книги П.П. Семёнову, О.В. Седовой, Л.Ю. Лошкарёвой, А.С. Ракитину, А.В. Воробьеву, и С.М. Ляпиной, а также всем, кто, так или иначе, связан с историческим факультетом ЕГУ им. И.А. Бунина, нашей общей Alma Mater. Благодарю также за поддержку Липецкое областное краеведческое общество.

В этом, 2013 году, исполняется 50 лет профессору, доктору исторических наук и редактору многих моих книг Николаю Александровичу Тропину. Именно ему я обязан приобщению к ремеслу историка и потому с удовольствием посвящаю ему эту книгу.

8 февраля 2013 года

 

Ляпин Д.А. На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках. — Тула: Гриф и К, 2013. — 220 с.

Источник http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/verxnij-don-16-17-v/predislovie/

 

Примечания:

1. См.: Долина Дона: природа и ландшафт. Под ред. Ф.Н. Милькова Воронеж, 1982.
2. Гербертштейн С. Записки о московитских делах. М., 2008. С. 162.
3. Ляпин Д.А. История Елецкого уезда в конце XVI-XVII вв. Тула, 2011. С. 6.
4. Есть и другие варианты интерпретации слова «Тешев». См.: Морев Л.А. Четыре века истории: город Задонск и Задонский Богородицкий монастырь. Воронеж, 2013. С. 16-18.
5. См.: Гербертштейн С. Записки о московитских делах… С. 168.
6. Там же. С. 239.
7. Там же.
8. Барон А. Мейерберг совершил свое путешествие в 1661 году. См.: Мейерберг А. Путешествие в Московию //Утверждение династии. М., 1997. С. 142.
9. См.: Комолов Н.А. Калейдоскоп Воронежской истории. Воронеж, 2008. С.162.

Статья подготовлена по материалам книги Д.А. Ляпина «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках», изданной в 2013 году. В статье воспроизведены все изображения, использованные автором в его работе. Пунктуация и стиль автора сохранены.

Разделитель нижний
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

HashFlare
Ельцу — 871 год

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

...Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку...Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

HashFlare
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Елец
© 2018, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2018, Разработка WPcore  ·  2006-2018, РЕГ.РУ - хостинг, серверы, домены  ·  Связь с редактором