Покорение степи

Продолжение II части книги «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках».

Глава 3. За чертой (1654-1682)

«…а служба ваша у нас в забвении не будет»

Грамота царя Фёдора Алексеевича
на Усмань 10 августа 1680 года

Правивший страной с 1645 года Алексей Михайлович часто фигурирует в книгах с титулом «Тишайший», но каким странным нам покажется это прозвище, если мы посмотрим на фигуру этого государя ближе. Алексей Михайлович отличался вспыльчивостью, упорством и целеустремленностью, был деятелен и смел. Он не боялся войн, волнений и реформ, умел справляться с трудностями. Учёные считают, что прозвище «Тишайший» Алексей получил в знак уважения, как царь, умевший править, т.е. навести «тишину», порядок в своём царстве.

В годы правления Алексея Михайловича продолжаются начатые его отцом реформы в русской армии. Постепенно в России распространялись полки «нового строя»: драгуны, рейтары, копейщики, солдаты. Это была уже настоящая регулярная армия, которую готовили иностранные специалисты. Армия отвечала современным требованиям в тактике, построении и вооружении. Распространяются полки «нового строя» и на Верхнем Дону.

Покорение степи

1654 году Россия вступила в войну с Речью Посполитой, оказывая помощь народному движению, начавшемуся несколько лет до этого среди запорожских казаков под руководством Богдана Хмельницкого. Крымские татары начали участвовать в этих событиях ещё раньше, вначале на стороне казаков, грабя поляков и литовцев, а затем на стороне Речи Посполитой, грабя украинцев. Поскольку главные силы татар были задействованы на территории Украины, города Юга России несколько лет не подвергались большим ударам. 1652-1656 годы на Верхнем Дону характеризовались относительным затишьем. В это же время началось массовое переселение жителей страдающей от войны Украины в Россию, особенно в южные уезды. Гарнизоны местных крепостей стремительно пополнялись черкасами, как называли в России выходцев с Украины.

С 1654 года Россия оказалась втянутой в затяжную войну с Речью Посполитой и Крымским ханством. Эта война расколола украинский народ: часть местного населения приветствовала русскую армию, другие считали, что будет лучше остаться подданными польского короля. Вскоре в войну вмешалась Шведское королевство. Вначале шведы воевали только с поляками, а затем и с русскими.

Измученная войной армия царя Алексея Михайловича нуждалась в новых силах, и правительство перебросить часть войск с южных границ на запад. Но прежде чем сделать этот опасный шаг, помня о «Большой войне» 1630-х годов, было решено создать более эффективную организацию войск степного пограничья. Так, в 1658 году был сформирован Белгородский полк – новое военно-административное учреждение.

Значительную часть населения южных уездов, а именно, тридцать восемь городов, полностью перевели в полки «нового строя». Вместо стрельцов, казаков и детей боярских здесь теперь были рейтары, драгуны, солдаты. В тринадцати городах основу гарнизонов составляли, как и раньше дети боярские. В Епифани, Добром и Сокольске все служилые люди стали драгунами. Постепенно в Ельце, Ливнах, Данкове и Лебедяни почти все мелкие служилые люди (стрельцы и городовые казаки) перешли в рейтары, солдаты и копейщики. Казачьи и стрелецкие слободы стали официально именоваться рейтарскими. В уездах этих городов вместе с помещиками, служившими в коннице по-старому, стали появляться поселения черкас, солдат и драгун.

После сооружения Белгородской черты территория Верхнего Дона окончательно вошла в состав Российского государства, но набеги крымских татар не прекратились. Хан теперь не претендовал на эти земли, но, как и раньше совершал грабительские набеги, которые не имели никаких больших политических целей, а были связаны лишь с обогащением. Русские покорили степи Верхнего Дона, хотя война ещё не кончилась.

По-прежнему каждый год воеводы городов Верхнего Дона получали наказы из Москвы, в которых сообщалась о необходимости беречь границу со степью и ожидать татарских ударов. Так, в октябре 1652 года елецкому воеводе Андрею Ивановичу Борецкому была прислана грамота из Москвы [1]. В ней звучало предостережение: «Ведомо Нам учинились подлинно, что Крымский царь с крымскими и ногайскими людьми хочет нынешней осенью, по первому зимнему пути, приходить на наши украины, и как к тебе ся наша грамота придет, и ты б на Ельце жил, с великим береженьем…».

В грамоте давались указания о действиях ельчан во время прихода татар. Воевода строго распределял обязанности служилого населения на период военного положения. Служилые люди делились на группы и отвечали за оборону конкретного участка города. В состоянии полной боевой готовности должны находиться «вестовщики», посылаемые в другие города с вестью о нападении татар на Елец. В Поле высылались разведывательные отряды с целью предупреждения внезапности набега и сбора информации о численности и передвижении татар: «чтобы воинские люди безвестно не пришли и дурна никакого не учинили».

Большая ответственность в осадное время лежала на детях боярских. Они заранее готовились к приходу татар: проверяли оружие, кормили лошадей, вооружали своих крестьян, «чтоб в татарский приход никаков человек без оружья не был». Помещики и крестьяне свозили свои семьи и имущество в крепость. Как только приходили вести о том, что татары были замечены в степи, крестьяне и помещики уезда «с женами и детьми бежали в город тот же час, чтоб их татары не побили и в полон не поимали».

В царской грамоте, адресованной елецкому воеводе, приведен пример вторжения татар в Курский и Рыльский уезды в 1648 году. Предупрежденные заранее о нападении жители уездов не проявили должной бдительности. В грамоте ельчанам писалось: «не так бы вы учинились оплошны, как в прошлом 154 (1646 от РХ) году рыляне и курчане по зиме… из домов своих в город не поехали и их многих, татарове побили, и в полон поимали…».

В обороне города и уезда были обязаны участвовать все жители мужского пола: служилые, посадские люди и крестьяне. Однако часть уездного населения предпочитало переждать набег в лесу, несмотря на очевидный риск.

В конце грамоты елецкому воеводе Борецкому предписывалось: «А ныне с помощью всесильного в Троице славимого Христа Бога нашего и Пресвятой Богоматери недруга, крымского царя, в государство Наше, не пустить и православных христиан в плен и расхищение не дать, и однолично тебе, того в оплошность не поставить… чтоб к службе готовы были всем городом!».

Тактика нападения татар на русские города в середине XVII века была направлена на захват пленных и грабёж. «Степняки не стремились штурмовать города. Один из их тактических приемов – «приступ» к городу, но не штурм. Татары лишь окружали город, блокировали его, изолируя сидевший в нем гарнизон и препятствуя уездным жителям скрываться в городе» [2].

Первое после затишья крупное нападение татар на Верхний Дон произошло осенью 1658 года. Главный удар пришёлся на Елец. В набеге участвовали крымские и ногайские татары, а также черкасы. После ухода татар ельчане в январе – феврале 1659 года приходили к воеводе и рассказывали о потерях. Показания записывались в столбцы, подклеивались и отсылались в Москву. Такие документы, записанные со слов («сказов»), назывались «сказками». До нас эти сказки дошли практически полностью [3]. На основании анализа этого источника можно реконструировать события, связанные с нападениями татар на Елец осенью 1658 года.

Татары предпочитали не задерживаться в сёлах и деревнях, стоявших возле лесов, и проходили к городу, надеясь на внезапность. Однако застать ельчан врасплох в 1658 году враги не сумели и население успело спрятаться в городе. Некоторое время татары находились под прикрытием Большого елецкого леса, который начинался в районе села Рогатово и деревни Белевец, а заканчивался уже у самого города возле Каменной горы. При приближении к городу татары разбились на несколько отрядов, следуя своей обычной грабительской тактике. Выстрелы из пищалей с крепостных стен и башен, не наносили существенного урона небольшим отрядам. Ельчане же не рисковали выходить за пределы города и отстреливались со стен.

На возвышенном левом берегу реки Елец располагался скит Троицкого монастыря в честь Пречистой Богородицы Курской, который не имел значительных укреплений. Его обитатели с монахом Саватием, основателем скита, укрылись в городе. Группа татар принялась грабить монастырскую церковь: сломали притолоки и разрушили стены церкви, ободрали иконы. Однако ельчане по призыву Саватия вышли из города и отбили татар от монастырского скита. Но церковь сильно пострадала, был вытоптан монастырский хлеб и увгнана скотина (10 коров и 20 овец) [4].

В результате набега на Елец осенью 1658 года врагам удалось взять 17 пленных, а общее количество угнанного скота составило 918 голов. Рожь, овес и гречиха оказались вытоптанными практически у всех жителей. Другие потери были связаны с повреждением нескольких построек [5].

Летом 1659 года татары, пробравшись ночью через вал, напали на село Демшино в Усманском уезде и принялись угонять скот. Сторожа вовремя забили тревогу, и демшинцы успешно отбили своё стадо, не пытаясь, однако, преследовать врага. Гонец из села в скором времени был в Усмани, и воевода, дворянин Белелюбский по прозвищу «Воин», выслал сотню всадников к селу. Уманцы настигли татар у села Нелжа. Здесь состоялся бой, в ходе которого татары потерпели поражение и отступили [6].

В августе 1660 года большой отряд татар подошёл к усманским валам. В эти годы татары уже научились достаточно быстро прокапывать в валах ходы и тем самым незаметно проникать через подобные укрепления. Крымцы оказались на большом поле, где усманцы сушили снопы. Для того чтобы начать панику среди русских, татары подожгли сено и принялись грабить окрестности Усмани. Узнав о происходящем, воевода Белелюбский с отрядом служилых людей бросился на врага, но татары ушли уже далеко. Несколько мужчин были ранены, десятки женщин и детей уведены в плен [7].

Однако татарские отряды уже не прорывались дальше Данкова. В 1659 году состоялось последнее нападение на Епифанский уезд. Епифань хотя и была далека от Белгородской черты, обороноспособность крепости ещё поддерживалась [8]. Последний раз Епифанская крепость ремонтировалась в 1659 году [9]. А вот Данков всё ещё оставался важной крепостью и в 80-е годы XVII века. Именно в это время был составлен чертёж города, на котором мы видим серьёзные укрепления.

Ливны, Елец, Лебедянь, Романов, Сокольск, Добрый, Чернавский и Талецкий остроги – стали надёжной защитой русских земель на Верхнем Дону, своеобразным символом покорения степи. Но со временем возникали и новые города. Так, в 1661 году был основан город Землянск. Я думаю, история его основания будет интересна читателю. В 1660 году в Воронежский уезд прибыла группа запорожских казаков с семьями, всего около 1 тысячи человек. Они просили разрешить им поселиться в этих краях и обещали храбро служить русскому царю. Алексей Михайлович охотно покровительствовал украинским казакам, искавшим лучшей доли в России, где они находили схожий язык и обычаи. Атаману запорожцев Осипу Дашкееву разрешили выбрать любое место для поселения. Опытный глаз казака выбрал самый северный район Воронежского уезда, много страдавший от татарских набегов, но имевший хорошие природные условия. Здесь на реке Землянке, располагалось старое городище, на котором и был основан новый город-крепость Землянск.

Пришедшие украинцы были в столь бедственном положении, что с трудом могли построить крепость и селились прямо в землянках. 29 октября 1661 года на место строительства прибыл первый воевода города Гавриил Петрович Островский — опытный, знающий своё дело воевода [10]. В Землянске он находился до 1665 года [11]. Островский быстро убедился, что силами одних запорожцев построить крепость невозможно, тем более из тысячи человек 600 разбрелись на заработки, чтобы прокормить свои семьи. На помощь были присланы служилые люди из Ельца и Воронежа, наиболее опытные в городовом деле.

Чтобы ускорить строительство нового города в Москве решили выплачивать строителям большое жалование – 10 рублей. Гавриил Петрович так спешил с постройкой города, что выдавал жалование украинским казакам ночью, дабы те не отвлекались от работы. Вероятно, каждая выплата становилась праздником для запорожцев. К зиме построили больше половины города, а весной 1662 года, когда татарская конница появлялась в Поле, укрепления Землянска были полностью завершены. Затем стал формироваться небольшой Землянский уезд, где поселилась около 100 помещиков, вероятно, набранных из лучших запорожских казаков [12].

В 1663 году на месте впадения реки Белый колодезь в реку Воронеж появился небольшой город Белоколодцк. Здесь получили земли драгуны Доброго и Сокольска. Город Белоколодцк закрывал одну из татарских переправ через Воронеж на земли Романовского уезда.

Строительство новых городов-крепостей оказалось правильным шагом. В 1672 году Россия начала войну с Османской империей, и союзники султана – крымские татары вновь обрушились на города степного пограничья. Наиболее крупные удары татары нанесли в период с 1672 по 1675 годы.

Однако ещё с 1660 года на степных рубежах появился новый враг – калмыки. Хотя официально калмыки заявили о своём намерении перейти под власть русского царя, но реально они совершали грабительские набеги на города пограничья. Удары калмыков приходились на юго-восточную часть Верхнего Дона и затрагивали район реки Воронеж. 23 августа 1674 года большой отряд калмыков подошёл к селу Куликову близ Усмани. Здесь располагался вал и находился небольшой Боровский острожек, в гарнизоне которого насчитывалось 10-15 человек. Завязался неравный бой, в ходе которого калмыки закололи копьём одного усманца, одного ранили в ногу, а троих взяли в плен [13].

В 1677-1678 годы только на восточный участок Верхнего Дона (Добрый, Усмань, Сокольск, Белоколодцк) было совершено около 100 набегов татар и калмыков. Примерно столько же ударов выдержали Елец, Ливны и Лебедянь. В марте 1678 года большая армия калмыков пыталась уничтожить Девицкий городок в Усманском уезде. Калмыки подкрались в вечерних сумерках лесом и с криками ворвались в ворота. Набег был столь внезапным, что враг легко ворвался в острожек. Несколько человек были убиты, остальным удалось спрятаться в лесу [14].

Калмыцкий воин

Калмыки были большой бедой для усманцев. Они не уходили далеко в степь, а всё время кочевали рядом с русскими укреплениями: высматривали случайных путников, отгоняли стада, искали брешь в обороне. У калмыков была своя стратегия: они разделялись на два отряда, один из которых часто подходил к усманским острожкам и обстреливал их, чтобы отвлечь внимание. Другой отряд калмыков, в это же время, раскопав вал, проходил в Усманский уезд и отгонял большое количество скота [15].

Одежда и оружие калмыка. Европейская гравюра

Однако усманцы тоже проявляли большую активность: выходили в степь на кочевавших калмыков, устраивали засады в лесах, ловили калмыцких разведчиков. За оборону рубежей Верхнего Дона от калмыков усманцы получили похвальную грамоту и денежное вознаграждение от государя Фёдора Алексеевича, вступившего на престол после смерти отца Алексея Михайловича в 1676 году.

В 1680 году 300 крымских татар, 300 калмыков и 400 горских черкесов Кавказа двинулись на южные рубежи. В России не ожидали такого внезапного и масштабного удара. Армию возглавляли калмыцкие вожди, хорошо знавшие старую Ногайскую дорогу – на Усмань и Добрый. 2 августа 1680 года враги подошли к границам Усманскогоу езда. Небольшие строжки, поставленные на валу, гарнизон которых составлял не более 50-60 человек, были буквально сметены ударом степной конницы. Почти все служилые находившиеся здесь в этот момент погибли. Кочевники разрушили вал в нескольких местах и начали грабить деревни Усманского уезда, уводя десятки людей и угоняя скот. В это время усманский воевода И.Л. Пятой находился в гостях в деревне Новый Углянск за три версты от города. Узнав о набеге, он не рискнул поехать в Усмань и с окрестными людьми заперся в небольшом Демшинском остроге.

Однако усманцы самостоятельно организовали оборону города: они бросились к валам и сумели даже оттеснить врага. Вскоре на помощь кочевникам подошли ещё несколько сотен калмыков, и усманцам пришлось отступать в крепость. Однако враги не стали предпринимать актвиных действий и вскоре повернули в степь. Потери русских были огромны, но они не пропустили врага на Добрый и Лебедянь. В это время воевода Доброго Аргамаков, собрав отряд, лично кинулся на помощь усманцам, но время было уже упущено, враг с богатой добычей был далеко.

Калмыцкий всадник

И всё же в этой битве усманцы бились героически! Даже два престарелых подьячих, оставленные в городе, активно организовывали оборону, направляя усманцев на валы и призывая к решительным и смелым действиям. Сражались все: и старики, и дети, и женщины. В Москве были довольны тем, что враг не прошёл дальше Усмани. Воеводе было велено собрать служилых людей Усмани и объявить благодарность от государя Фёдора Алексеевича «и чтоб они впредь служили так же со всяким усердием, а служба их у нас в забвении не будет». Некоторые усманцы получили от царя в награду землю и деньги [16].

Набег 1680 года заставил подумать о дополнительных укреплениях. В 1683 году с этой целью в Усманском уезде был построен новый небольшой город – Демшинск.

 

Ляпин Д.А. На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках. — Тула: Гриф и К, 2013. — 220 с.

Источник http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/verxnij-don-16-17-v/pokorenie-stepi/

Примечания:

1. ПСЗ. Т. 3. СПб., 1830. № 87. С. 280.
2. Глазьев В.Н. Противоборство в степном пограничье в 20-40-е годы XVII века: русские и татары //Ист. зап. ВГУ. Вып. 10. 2006. С. 6.
3. РГАДА. Ф. 210. Д. 433.
4. Там же. Л. 135.
5. Там же. Л. 103, 105, 112.
6. Там же. Д. 309. Л. 94.
7. Там же. Д. 337. Л. 161-167.
8. Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами во второй половине XVII века // Новосельский А.А. Исследования по истории эпохи феодализма. М., 1994. С. 70.
9. Лаврентьев А.В. Епифань и Верхний Дон в XII-XVII вв. М., 2005. С. 176.
10. Первые упоминания о его воеводстве относятся ещё к 1636 году.
11. Барсуков А.П. Списки городовых воевод. М., 2010. С. 624.
12. См.: Мокшин Г.Н. Летопись города Землянска (1661-1923). Воронеж, 2012. С. 27.
13. Княжинский Б.П. Очерки по истории Усманского края (XVII-XIX столетия) Липецк, 1995. С. 73
14. РГАДА. Ф. 210. Оп. 1. Д. 793. Лл. 141-142.
15. Княжинский Б.П. Очерки по истории Усманского края… 1995. С. 74.
16. РГАДА. Ф. 210. Д 984. Лл. 507-518 и др.

Статья подготовлена по материалам книги Д.А. Ляпина «На степном пограничье: Верхний Дон в XVI-XVII веках», изданной в 2013 году. В статье воспроизведены все изображения, использованные автором в его работе. Пунктуация и стиль автора сохранены.

Разделитель нижний
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

HashFlare
Ельцу — 871 год

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

...Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку...Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

HashFlare
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Елец
© 2018, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2018, Разработка WPcore  ·  2006-2018, РЕГ.РУ - хостинг, серверы, домены  ·  Связь с редактором