Тихон Задонский

Продолжение книги «История Елецкого уезда в XVIII — начале XX веках».

Велик и грозен безрассветный мрак, окутывающий мир.
Ничего в нём не видно, и слышатся только из глубины его
разнородные звуки: крики борьбы, ужаса, страдания,
злобного торжества, вопль насыщающих себя и никогда ненасытимых
злобы и мести, бессмысленный смех, вздохи грубого,
мимолётного наслаждения, предсмертный хрип умирающей животной жизни…
Но вот среди непонятной тьмы загорается искра дивного, божественного света.
Эта малая искра сразу озаряет громадное пространство мрака.

Вс. Соловьёв
Великий Розенкрейцер

ГЛАВА ВТОРАЯ. «НОВЫЙ СИОН»

Тихон Задонский
Меланья Затворница
Подвижники благочестия

Тихон Задонский

Уже в XVII веке Елец отличался особой духовной средой, которая формировала яркие, высоконравственные личности, такие как Кузьма Ларионович Кузнецов, игумен Савватий, основатель Каменогорского скита, чьими трудами держалась эта почитаемая обитель, и инок Авраамий (Лазарев), воздвигнувший монастырь в Даньшиной пустоши.

О духовных подвигах последних двух ельчан за давностью лет сохранилось мало сведений, но их заслуги необходимо помнить, поскольку они внесли немалый вклад в формирование особой духовной среды Елецкого края.

Вероятно, большое влияние на сознание ельчан оказала пограничная ситуация в регионе, связанная с постоянной войной. Можно сказать, что сознание населения тоже становилось «пограничным», лежащим между жизнью и смертью. Готовность всегда вступить в схватку за жизнь формировала у ельчан особое отношение к себе и к окружающему миру.

Если XVII век был эпохой формирования духовной среды Елецкого края, то XVIII век стал временем духовного расцвета Ельца. Здесь появилось много интересных и ярких проповедников или, как их называли в старину, «подвижников благочестия». Увы, о большинстве из них теперь мало что известно.

Прежде всего, среди духовных подвижников следует назвать имя святителя Тихона Задонского. Несмотря на то, что святитель на склоне лет жил в Задонске, он имеет непосредственное отношение к Ельцу. По сути, Задонск всегда входил в духовный ареал Ельца, а его политическая, духовная и культурная история неотрывна от истории Ельца.

Масштабы личности Тихона Задонского значительны, и его канонизация, проведенная на волне огромной народной популярности ещё в XIX веке, это полностью подтверждает.

Источниками для изучения жизни святителя служат его многочисленные сочинения, а также различные варианты его жития, записки и воспоминания знавших его людей [1]. О Тихоне Задонском написано довольно много литературы [2]. Описание жизни и канонизации подвижника читатель может найти в обстоятельной книге о Задонском монастыре, вышедшей в 2010 году [3].

Подавляющее большинство работ о Тихоне Задонском выполнены в традициях русской агиографии, т.е. житийной, церковной литературы. Житийная литература имеет свои цели и своего читателя, но, прежде всего, она рассчитана на создание идеального образа для подражания. Мне бы хотелось, чтобы у читателя возник другой, более живой образ Тихона Задонского как человека, со всеми его чувствами и страстями, а не идеализированный застывший портрет.

В задачу этой книги не входит полное изложение жизни и учения Тихона Задонского, мы ограничимся небольшим очерком его жизни, особенно его отношения к Елецкой земле.

Изучая жизнь святителя Тихона Задонского, бросается в глаза то, что он был очень оригинальной личностью и часто вёл себя совершенно странным образом. Мог запретить учить грамоту, читать книги, применял телесные наказания, бывал резок в словах, но при этом часто плакал и горячо молился. Талантливый писатель, философ, учёный, богослов Тихон Задонский был вместе с тем очень простым человеком, лично выполняющим самую грубую работу.

Тихон Задонский, в миру Тимофей Соколовский, родился вдалеке от Ельца, в маленьком селе, заброшенном среди болот и лесов Новгородской губернии, в 1723 году.

Семья его была очень бедной, особенно ухудшилось положение после смерти главы семьи, отца Тимофея. Несколько раз, как сообщает житие, мать Тимофея хотела отдать его ямщику, но старший брат Тимофея заметил его прилежность и решительно отказывался пойти на это.

Действительно, мальчик рос очень умным и прилежным, и не доставлял родным хлопот. Когда Тимофей подрос, его определили в духовное училище. «Много видел он скорби и нужды…» — сообщает нам житие. Действительно, зная бедность Тимофея, можно только догадываться, какие трудности и лишения пришлось ему испытать. Несмотря на нужду, он стремился к знаниям, много читал и занимался самообразованием.

В 1758 году Тимофей был пострижен в монахи и назван Тихоном. Его умственные способности и учёность способствовали быстрой духовной карьере. Секрет его быстрого продвижения по службе заключался в самообразовании и самодисциплине. Он с большой энергией отдавался любому делу, был прекрасным организатором, добросовестным и ответственным человеком.

Вскоре Тимофей стал ректором Тверской семинарии. После этого молодой Тихон стал Епископом в Новгородской земле, но ни в Новгороде, ни в Твери Тихон долго не задержался. В 1763 году он стал епископом Воронежским и Елецким.

Сохранился интересный документ, связанный с Ельцом. 30 ноября 1765 года епископ Воронежский и Елецкий информировал губернатора генерал-поручика А.П. Лачинова о неприятном для церкви соседстве. В Чёрной слободе Ельца близ Сергиевской церкви находился казенный кабак, в котором простой народ в воскресные и праздничные дни во время богослужения пил вино, устраивал свары и драки, пел «различные скверные песни». Тихон просил питейное заведение перенести на другое место. По распоряжению воронежского губернатора кабак оказался подальше от храма. Однако из ведомости, подготовленной на запрос губернатора Елецкой провинциальной канцелярии, нам известно, что кабак от церкви стоял в 20 саженях, построен более полувека назад. Всего же в Ельце было 5 кабаков.

Отдельное место в деятельности Тихона занимала борьба с пьянством. Суть её сводилась к фразе: «не употребление вина, а пьянство запрещаю». Эта фраза была произнесена после того, как до Тихона стали доходить сведения о поведении народа во время церковных праздников. Пьянство в эти светлые дни принимало масштабы бедствия. Этот обычай Тихон считал настоящим язычеством и надругательством над православием. Однако, зная народ, святитель повелевал: «Можно во славу Божию испить вина… чтобы при душевном веселии было и телесное утешение…». Особенно выступал Тихон против празднования масленицы, которое сопровождалось «безобразными увеселениями».

Обычно жизнеописания Тихона рисуют нам образ святого подвижника, очень любимого народом. Однако косвенные данные свидетельствуют, что так было не всегда. Любовь народа святитель заработал гораздо позже, уже в последние годы своей жизни и особенно после смерти. Напротив, в борьбе с язычеством и раскольниками Тихон доходил до запретов всего, что могло служить увеселением простых людей. В Ельце он запретил не только кулачные бои, но и качели, а в Воронеже — празднование Масленицы, включавшее сжигание чучела. Могло ли это придать святителю популярность в народе?

Деятельный и активный Тихон часто поражал своей простотой и прямотой. Он никогда не засиживался долго на одном месте, но всегда ездил по епархии, во всё вникал, везде старался помочь. Конечно, помогая одним, святитель мешал другим. Заступаясь за крестьян, он раздражал помещиков, а последние часто были главными спонсорами церквей и монастырей во вверенной ему епархии. Его энергия часто вызывала негативную реакцию у властей.

Надо сказать, что церковные и светские власти плохо находили с ним общий язык. Епископ не был тактичным человеком, да он не умел и не хотел быть тактичным, особенно если речь шла о несправедливости. Он одинаково относился к людям всех сословий и званий, чем обижал знатных меценатов и дворян. Служебная карьера была тяжким крестом для Тихона. Он так и не смог стать «своим» в мире чиновников, бюрократов и власть имущих. Многие самые горячие его начинания и дела разбивались о стену холодного непонимания членов Святого Синода. Из свидетельств очевидцев заметно, что с 1762 года деятельный святитель впал в некоторое уныние и скорбь, он нигде не мог найти себе места. Вскоре от душевных переживаний Тихон заболел, и состояние его заметно ухудшилось.

В 1766 году епископ подал прошение в Священный Синод с просьбой освободить его со службы. Однако чиновники из Синода разрешения на уход ещё не старого епископа не давали, считая, что причины его просьб — в недовольстве властями. Кроме того, члены Синода знали сложный характер Тихона и считали, что его просьба продиктована эмоциями. Тогда Тихон написал прошение молодой императрице Екатерине II. Екатерина, польщенная его просьбой, удовлетворила прошение. Ему было разрешено жить в любом монастыре епархии, назначена пенсия. В начале 1768 года Тихон сложил с себя обязанности епископа. Добровольный уход с епископской кафедры — редкий пример в истории русской церкви. Надо полагать, что епископом двигали действительно серьёзные внутренние мотивы.

Разочарование в административной работе и душевная скорбь толкали Тихона в самое отдалённое место, которое можно было найти в его бывшей епархии. Этим местом стал Спасо-Преображенский Толшевский монастырь, расположенный в глухих лесах и болотах в 45 километрах от Воронежа. Здесь стремился Тихон найти простоту, тишину и покой, но он ошибся.

Монахи Толшевского монастыря были выходцами из местных крестьян, многие из них шли в монастырь отнюдь не по зову души. Вместо простоты монашеского общежития здесь царили грубость, зависть и тщеславие, с которыми сталкивался Тихон и в высшем обществе. А уж дальше, казалось, и бежать было некуда. Во главе монастыря стоял игумен Серафим, человек грубый и властный. Как мог он встретить в своих стенах в качестве простого монаха бывшего епископа кафедры? Новые испытания ожидали здесь Тихона. Серафим загружал его самой чёрной работой, всячески подчеркивал свою власть над бывшим епископом. При этом братия монастыря никакого почтения Тихону не оказывала, напротив, многие провоцировали его на конфликт.

Перед Великим постом 1769 года Тихон покинул Толшевскую обитель и переехал в Задонский монастырь, где и прожил около пятнадцати лет вплоть до своей смерти. В те годы Задонский монастырь представлял собой самый обычный русский монастырь, затерянный среди лесов, с древности произрастающих по этим берегам Дона. Однако обстановка для уединённой жизни была здесь благоприятной.

Вскоре физическое и душевное здоровье Тихона совершенно восстановилось. Рассказывают о том, как он с большой энергией занимался физической работой: рубил дрова, ходил за водой, топил печь. Когда святитель окончательно поправился, он стал жалеть о том, что оставил кафедру и захотел вернуться. Он даже написал прошение об этом, но все не решался подать.

Снова уныние овладело Тихоном, он целыми днями сидел в своей келье и размышлял о собственной судьбе. Неужели он, полный энергии, желания работать, образованный и опытный человек, находящийся в расцвете своих творческих сил, обречён закончить свой век в маленьком монастыре? Ему было всего 44 года. Не лучше ли подать прошение о восстановлении в звании? Воспользоваться старыми связями, знакомствами? Среди друзей Тихона был сам архиепископ Санкт-Петербургский и первый член Синода Гавриил, который мог бы помочь ему в этом деле. Наконец, Тихон принял решение.

«Если Богом уготовано мне, жить здесь и трудиться на этой земле, то пусть так оно и будет», — рассуждал святитель. Он порвал прошение и больше не возвращался к мыслям об отъезде. Всю свою энергию и силу Тихон решил употребить на благо Елецкой земли.

Тихон взялся за перо, из него получился искренний и талантливый писатель. Вначале он просто записывал свои проповеди и мысли. Но его проповеди часто перерастали в целые духовные трактаты. Кроме того, он стал активно проповедовать в окрестностях монастыря. Наконец, больше всего полюбил святитель город Елец, находившийся недалеко от монастыря. Он стал часто посещать Елец, гостил у его жителей, интересовался городскими новостями. Иногда Тихон приходил в Елец тайно. В такие дни он в простой монашеской рясе ходил по тихим улицам, беседовал с простыми людьми, заходил в храмы.

Митрополит Евгений (Болховитинов) писал о Тихоне: «Иногда бывал он (святитель Тихон) в Ельце так скрытно, что не ведали о том и тамошние друзья его. В случае скрытного приезда, он оставлял свою повозку за рекою (Сосною) и пешком приходил к заключенным в темницы. При входе он сперва так, как детей своих, приветствовал их, садился с ними, расспрашивал каждого о вине заключения и, изведывая каждого совесть, утешал сперва, потом увещевал к великодушному терпению; наконец, при выходе оделял преступников милостынею, а заключенным по долгам давал выкупные деньги и поспешно удалялся из темницы в богадельни с таковым же подаянием, а после и из самого города… Вскоре узнавали о сём и граждане; все стремились увидеть его, искали его, но он уже был далеко, и на пути останавливался только для перемены подвод» [4].

Тихон, будучи сам простого происхождения, хорошо знал русский народ, знал его нужды, беды и горести. Вероятно, в этом была его главная отличительная особенность как наставника, в нём удивительным образом совмещались учёность и близость к народу. В этой связи он бы мог стать хорошим примером для русской интеллигенции XIX века, столь оторванной от низов. Тихон с любовью говорил о том, что нашёл среди людей простоту искренней веры, стремление к сохранению старинных обычаев и соблюдению православных норм жизни. Но много ещё было в народной простоте и языческих пережитков, тёмных предрассудков и невежества.

Огромной популярностью пользовался Тихон у простого народа, он всегда любил беседовать с людьми, наставляя их в православной вере. Святитель порицал роскошь, суету, стремление к богатству, широко известны проповеди Тихона, обличающие роскошь. «Роскошь, как чрево, сытости не знает и, как пучина, все добро пожирает» — учил настоятель.

Наиболее ярко личность Тихона рисует следующий эпизод. Узнав о том, что в селе Репец местный помещик Кожин издевается над своими крестьянами, Тихон Задонский пришёл в такое негодование, что поехал к помещику и прямо высказал ему всё, что о нем думает, указав и на то, что все люди равны перед Богом и сам Кожин не выше своих крестьян. Помещик разозлился ещё больше и, разгорячившись, ударил его. Злой и возмущённый Тихон в расстроенных чувствах спешно уехал к себе. Но в дороге он терзался мыслями о том, что сам виновен в произошедшем. Тихон решил, что ввёл помещика в большой грех вместо того, чтобы помочь ему, «ибо не ведает, что творит». Потрясённый осознанием своей вины, он велел карете повернуть назад. Вернувшись к удивленному помещику, он стал на колени и попросил у него прощения. Расчувствовавшийся Кожин упал к ногам святителя и тоже стал просить прощения. Помня о Тихоне, с этих пор Кожин не допускал и мысли о том, чтоб обижать своих крестьян.

Этот человеческий подвиг святителя стоит гораздо выше тех чудес, которые ему приписывают. В этой истории мы видим простого, искреннего, благородного человека, честно выполняющего свой христианский долг любви и прощения.

Святой подвижник очень любил историю, в своих проповедях Тихон часто обращался к примеру предков, которые, по его мнению, не знали роскоши, а были просты и смиренны «и потому по-христиански разумно жили». Конечно, не далеких предков времен Древней Руси имел в виду Тихон, а тех простых людей, которые жили в XVII веке.

Когда пожар опустошил Елец, по сообщению жития, Тихон Задонский лично ездил в Воронеж и Острогожск для сбора подаяний. Усердием святителя решили воспользоваться двое ельчан, они задумали обманом выманить у святого Тихона денежное пособие. Явившись к нему в монастырь, ельчане со слезами просили его о помощи и рассказывали о своем «несчастии». Святитель действительно пожалел несчастных и дал им денег. «Довольные своим обманом, — пишет житие, — они возвратились в Елец, приблизились к домам своим и увидели их в пламени».

У Тихона было много учеников и последователей, о которых можно написать отдельную книгу. Один из них, Василий Иванович Чеботарев, служил келейником у преосвященного Тихона с самого приезда его в Задонскую обитель. О нём известно только то, что он был из елецких мещан, после смерти святителя вернулся в Елец и вел одинокую благочестивую жизнь. Он составил записки о святителе Тихоне Задонском вместе с другим учеником, Иваном Ефимовым.

Записки учеников Тихона представляют большой интерес для истории Ельца. В них прямо указывается, что Тихон, любивший раздавать милостыню, брал для этого деньги у елецких купцов, которые ему никогда не отказывали.

Выше уже говорилось о том, что настоятель испытывал особую любовь к Ельцу, который однажды назвал новым Сионом. Так, ученики святителя вспоминали, что когда Тихон думал выехать из Задонского монастыря в Новгородскую епархию, то никак не мог решиться на этого из-за любви к Ельцу. «Я непременно выехал бы отсюда, но жалко мне город Елец оставить: я весьма люблю елецких жителей и замечаю, что в нем много благодетельных людей, и будто бы я родился в нём», — говорил святитель.

Более всего благоволил святой Тихон к дому елецкого купца Григория Фёдоровича Ростовцева, отличавшегося своей набожностью и аскетизмом. Преосвященный нередко говорил о его доме: «Нам, чернецам, надобно учиться добродетельной жизни из дому Григория Фёдоровича Ростовцева».

Ельчане часто посещали келью Святого Тихона, и тот, как сообщают источники, «много с ними разговаривал и радовался, что стекаются к нему граждане и ищут от него душеспасительных наставлений». Ельчане, в знак своего почтения Его Преосвященству, приносили ему рыбу, хлеб и прочее. Он принимал подношения, но все отсылал к содержащимся в тюрьме, не оставляя себе ничего.

Однажды в Ельце к Тихону явилась бедная елецкая мещанка с пятью малолетними детьми. «У меня нет ни куска хлеба, ни копейки денег, — говорит она святителю, — да и работать не могу: утратила с ними, с детьми, силу свою. Помоги, владыка, чем можешь». Святителя тронуло положение семьи: мальчиков он взял к себе на воспитание, остальным помог деньгами. Каждый раз приезжая в Елец, он лично навещал бедную мещанку, а когда не заставал хозяйку дома, оставлял деньги для неё на столе.

Тихон был искренним и эмоциональным человеком. Он мог расплакаться, задумываясь над судьбой людей, живущих в грехе, молился до забвения. Но была и другая крайность его характера — уныние. Он мог целыми днями сидеть взаперти, никого не принимать. В эти дни Тихон был равнодушен ко всему, он «чувствовал пустоту сердца и охлаждение к молитве». Жития, рассказывающие о подвижнике, лишь косвенно упоминают об этом обстоятельстве, подчеркивая, что «при помощи благодати Божией святитель боролся с искушениями и очищал свою душу от всякой скверны плоти и духа».

Жизнь Тихона Задонского может служить примером искреннего и чистого благочестия. Популярность его в народе была столь велика, что вскоре он обрёл славу святого чудотворца.

В конце 1779 года Тихон Задонский решил сократить всякое общение с людьми и удалился в затвор. В декабре на праздновании в честь превращения Задонска в уездный город он последний раз присутствовал на публике. С этого времени и до своей смерти святитель никуда не выходил из своей кельи и только изредка принимал посетителей, а в ночное время посещал заключенных.

29 января 1782 года святитель Тихон составил духовное завещание. Свои сочинения он поручил отвезти на рассмотрение Святому Синоду, а личные вещи завещал раздать бедным. Скончался Тихон Задонский 13 августа 1783 года и был похоронен с большой торжественностью. На деньги елецких купцов ему был сделан гроб.

Святитель Тихон был не только духовным подвижником, но и талантливым писателем, богословом, философом. Собрание его сочинений, вышедшее в 1826 году, составило 15 томов. Исследователи его творчества считают, что он оказал большое влияние на Н.В. Гоголя и Ф.М. Достоевского. Личность святителя Тихона послужила основным прототипом для героя романа Ф.М. Достоевского «Бесы» старца Тихона, на что указывал сам писатель в письме к издателю, а Задонский монастырь стал реальной основой художественного пространства романа. Кроме того, образ святого Тихона послужил прототипом и для старца Зосимы из романа «Братья Карамазовы».

Необходимо сказать о ельчанах — учениках Тихона, которые были известны своим благочестием и духовными подвигами. Это монах Феофан, который был хотя и неграмотным, но очень любим святым Тихоном. Феофан прославился как человек очень трудолюбивый, он плёл лапти и шил одежду. В минуты скорби святитель всегда разговаривал с ним. Большим почтением у Тихона и ельчан пользовался монах Аарон, имевший дар предсказания будущего. Ельчане обязаны ему тем, что именно он разорвал письменную просьбу Тихона о переводе из Задонского монастыря в Новгород, тем самым указав святителю на огромные душевные муки в случае отъезда. Большим расположением Тихона пользовался елецкий купец Кузьма Игнатьевич Студенников. Святитель обыкновенно останавливался в его доме, через него посылал деньги бедным и заключенным.

Упомянем и о Никандре Алексеевиче Бехтееве. Сын богатых помещиков Бехтеевых, с юности он полюбил святого Тихона и решился навсегда остаться при нём. Несмотря на многочисленные препятствия со стороны родных, он ушёл в Задонский монастырь. Никандр жил 40 лет в монастыре, а после смерти родителей свою часть наследства, доставшегося ему в виде денег, отдал на украшение церквей и раздал бедным. Кроме того, Никандр Бехтеев — автор прижизненного портрета Тихона Задонского.

 

Ляпин Д.А. История Елецкого уезда в XVIII — начале XX веках. — Саратов, изд-во «Новый ветер», 2012. — 240 с., ил.

Источник http://vorgol.ru/istoriya-eltsa/istoriya-uezda-18-20-v/chudotvorets-tixon/

 

Примечания:

1. Житие иже во святых отца нашего Тихона Задонского, епископа Воронежского, задонского и всея России Чудотворца. Издание 4-ое. СПб., 1870; Творения иже во святых отца нашего Тихона Задонского, в 5 томах, изд. 4. М., 1875, изд.5. М., 1889; изд.6. М., 1898-99.
2. См.: Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении М., 2006; Доценко А.Н. Святые лики над Ельцом. Елец, 2006, с.29-35.
3. Клоков А.Ю., Морев А.А., Найдёнов А.А., монахиня Евфимия (Воронина). Четыре века святой Задонской обители. Липецк, 2010.
4. См.: Четыре века Задонской обители…

Статья подготовлена по материалам книги Д.А. Ляпина «История Елецкого уезда в XVIII — начале XX веках», изданной в 2012 году. В статье воспроизведены все изображения, использованные автором в его работе. Пунктуация и стиль автора сохранены.

Читать книгу далее

Разделитель нижний
Ельцу — 872 года

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

…Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку…Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

Открытый Липецк. Форум города Липецка
Статистика
Яндекс.Метрика
Получить туристическую карту Воргольских скал
Аллея героев
© 2020, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2020, Разработка WPcore  ·  2006-2020, РЕГ.РУ - хостинг, серверы, домены  ·  Связь с редактором