Соборный храм Вознесения Господня

С 1943 г. ельчане, воодушевлённые ослаблением государственного гнёта на Русскую Православную Церковь, начали хлопотать о возвращении Вознесенского собора. 14 августа они отправили заявление в Верховный Совет СССР: «Для нас, верующих г. Ельца, до сих пор нет свободы веры. Из двенадцати сохранившихся церквей в январе 1943 г. открыта только одна загородная кладбищенская церковь вместимостью не более чем на 150-200 человек; между тем в городе все остальные церкви гораздо просторнее кладбищенской, а собор в центре города вмещает около 10000 человек. Верующих же патриаршего течения в Ельце не менее 40 тысяч, а в прилегающих к Ельцу деревнях гораздо больше этого числа. И несмотря на это, открытая кладбищенская церковь не нашего течения, а обновленческого, «православного» на немецкий лад; поэтому сознательные верующие туда не ходят, считая это изменой своей вере». [59]

Верующие Ельца многократно обращались к уполномоченному по делам религий по Орловской области М.Ф. Черемисинову с просьбами, подписанными сотнями людей, об открытии второго большого храма в Ельце. Тщетно — Черемисинов на все эти просьбы всегда отвечал отказами. В Вознесенском соборе в это время хранилось зерно. В августе 1945 г. представители елецких верующих, приехав в г. Орёл, потребовали объяснить причину отказа. Уполномоченный сослался на письмо бывшего настоятеля Казанской церкви протоиерея Лыкова, который считал, что открывать второй храм нет нужды.

Так и не дождавшись положительного ответа, в мае 1946 г. ельчане вновь отправили письмо с 426 подписями председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров, а копию — Святейшему Патриарху Алексию. В письме говорилось: «…Положение верующих в Ельце очень печальное, так как единственный кладбищенский храм, находящийся на окраине города, вмещает не более 200 человек, так что большинство верующих лишено возможности в праздничные дни быть в церкви». Среди подписавших письмо не только жители Ельца и пригородных сёл, но и жители сёл бывшего Елецкого уезда. К верующим присоединился протоиерей Иоанн Панов, сделавший приписку: «Прослужив в елецком Казанском храме около 4-х месяцев, я должен засвидетельствовать полное несоответствие помещения его громадной массе верующих, стекающихся со всего г. Ельца, Елецкого и Ливенского районов. В воскресные и праздничные дни народ буквально душится. При необходимости выйти наружу это бывает невозможно: толпа не может расступиться, происходят крики и восклицания, обмороки и изнеможения. Люди стоят вплоть до Царских Врат … я заявляю о настойчивой необходимости открытия в Ельце второго храма…». [60]


Восстановление иконостасов в трапезной собора в 1950-е гг.

Восстановление иконостасов в трапезной собора. Фото 1950-х гг.


Решение о рассмотрении вопроса Советом по делам Русской Православной Церкви о передаче верующим здания Вознесенского собора Ельца было принято 18 июня 1946 г. Запрос уполномоченного исполкому Елецкого Совета о том, какой храм можно передать верующим, поступил в Елец 30 сентября 1946 г. А 24 июня 1947 г. Совет по делам РПЦ при CHK СССР постановил: «Удовлетворить ходатайство верующих г. Елец Орловской области о передаче общине верующих Казанской кладбищенской церкви здания Вознесенского собора в г. Елец, оставив Казанскую кладбищенскую цер­ковь за общиной в качестве приписной для отпевания умерших».

После того как 14 июля 1947 г. Елецкий горсовет был официально уведомлен о постановлении Совета Министров передать собор Казанской общине верующих, ельчане и епархиальное руководство стали требовать передачи им здания собора. Однако заместитель председателя Елецкого горсовета Зайцев стал противиться исполнению постановления, о чём архиепископ Орловский и Брянский Фотий был вынужден сообщить председателю облисполкома А.Е. Плеханову, после чего собор вскоре был возвращён верующим. [61]


Реставрационные работы в храмовой части собора в 1950-е гг.

Реставрационные работы в храмовой части собора. Фото 1950-х гг.


Освобождая здание собора, городские власти вывели оттуда бондарную мастерскую и кулинарный цех, однако в подвале горторг продолжал хранить и перерабатывать овощи. [62] Само здание было в плачевном состоянии. Протоиерей Иоанн Красовский в январе 1944 г. писал: «Вся крыша на трапезной церкви уничтожена, пол мозаичный повреждён автомашинами, рамы оконные с разбитыми стёклами на громадной высоте, ни престолов, ни иконостасов, никакой утвари нет». [63]

Регистрация в установленном порядке общины собора численностью до 3500 человек прошла в августе 1947 г. Согласно акту технического обследования собора от 24 января 1948 г. на колокольне, зимней и летней церкви отсутствовала кровля. В зимней церкви сохранился дубовый паркет, но было отмечено наличие вертикальных трещин. [64]

Верующие, воодушевлённые возвращением собора, в том же 1948 г. изыскали скудные средства на исправление кровли. Первыми священниками собора после открытия стали Николай Георгиевич Карасёв, Димитрий Михайлович Казаков, Андрей Васильевич Бобров и Игнатий Онуфриевич Кондратюк. На должность диакона был переведён из Петропавловской церкви г. Брянска Иоанн Гаврилович Павлов, ещё до революции окончивший регентские курсы придворной капеллы в Петербурге. Старостой собора был избран Николай Иванович Иванов. [65]


Духовенство Вознесенского собора. Фото ок. 1955 г.

Духовенство Вознесенского собора. Нижний ряд слева направо: о. Даниил Гайдашев, о. Сергий (Петров), о. Николай Краснопевцев. Верхний ряд: диаконы Иоанн Гаврилович Павлов и Стефан Петрович Локтионов (предположительно). Фото ок. 1955 г.


Решением исполкома Орловского Совета депутатов трудящихся № 807/10 от 6 мая 1948 г. Вознесенский собор был поставлен под охрану как памятник культуры. Но при этом власти искусственно создавали для общины трудности в проведении ремонтных и восстановительных работ. Запрещалось приобретать строительные материалы.

К открытию собора ельчане несли чудом сохранённые иконы, но нужен был иконостас. В Ельце ещё были живы мастера, работавшие в своё время на иконостасной фабрике Трубицына. И за дело возрождения иконостасов собора взялся старый мастер Иван Корнилович Висков. Делу помог счастливый случай. Во Владимиро-Сергиевской церкви, что в Чёрной слободе, уже много лет был военный склад лётной части, располагавшейся на аэродроме за слободой. Иконостасы всех пяти алтарей в храме сохранились полностью, так как военные летчики не дали их в своё время уничтожить. Было получено разрешение разобрать иконостасы, перенести и смонтировать их в Вознесенском соборе. Так оба иконостаса зимней трапезной части собора были собраны из деталей, вывезенных из Владимиро-Сергиевской церкви.

В 1953 г. были «забронзированы» иконостасы зимнего храма, иконы в них промыты и покрыты фисташковым лаком, сделаны киоты для нескольких икон из деталей, взятых в церкви Рождества Богородицы в Аргамаченской слободе, и панели на стенах. В летней храмовой части собора нижний ярус иконостаса пришлось выполнять практически заново. Здесь потрудились модельщики завода «Гидропривод» и мастера, работавшие при соборе.

Но для богослужений необходима была и утварь. Из церкви Рождества Богородицы взяли большое распятие с предстоящими и большим лавровым венком. Сделаны были три новые ризы на иконы Божией Матери «Взыскание погибших» и Тихвинская, а также святителя Николая.


Епископ Сергий (Петров). Фото начала 1960-х гг.

Епископ Сергий (Петров). Фото начала 1960-х гг.


В 1954 г. в соборе имелись даже серебряный крест со святыми мощами, крест большой серебряный, крест накладного серебра, чаша большая серебряная, малая чаша серебряная, дискос большой серебряный, дискос малый серебряный, звездница серебряная, лжицы серебряные, чаши малые с малой лжицей для причащения детей, лампада на престоле серебряная, кадило малое серебряное, ковшик с блюдцем серебряные, лампады хрустальные с серебряным верхом, чайник серебряный, 2 чайные ложки серебряные. Богослужебных книг было 50 штук. Собору принадлежала и машина «Победа». [66]

Не всегда духовные нужды ельчан находили понимание и у «простых советских людей». Например, некий электромонтёр горэлектросети потребовал для себя в соборе зарплату в размере 100 руб., а когда ему отказали, «без предупреждения отрезал электропроводку. Собор остался без света». [67]

Но многие люди сочувственно относились к проблемам возрождавшегося соборного храма и помогали чем могли в условиях жесткой идеологической конфронтации государства и церкви. Уполномоченный жаловался на секретаря Елецкого исполкома Б.Г. Скуфьина за то, что он «…проявляет заботу о церкви…». [68]


Протоиерей Николай Овчинников

Протоиерей Николай Овчинников. Фото 1970-х гг.


В 1953-1954 гг. настоятелем собора протоиереем Димитрием Диомидовым проведены ремонт и покраска всей кровли, установка водосточных труб, устройство водопровода, ремонт отопительной системы, покраска панелей, побелка фасада летнего храма и асфальтирование вокруг. [69]

В 1956 г. производилась побелка фасада, масляная окраска стен внутри собора и обновление иконописи усердием его нового настоятеля иеромонаха Сергия. Отец Сергий (в миру Сергей Васильевич Петров), впоследствии ставший митрополитом Одесским и Херсонским, шесть лет прослужил в Вознесенском соборе Ельца и четыре года был его настоятелем. Он родился 5 октября 1924 г. в рабочей семье в г. Краснодаре. В 1942 г. окончил среднюю школу, после чего поступил пономарём в Екатерининский кафедральный собор Краснодара. В 1943 г. епископом Таганрогским Иосифом (Черновым) был пострижен в монашество и рукоположен в иеродиакона. В 1944-1946 гг. состоял на должности второго диакона в том же соборе. В 1947 г. окончил Московскую духовную семинарию, а в 1951 г. — Московскую духовную академию. Архиепископом Можайским Макарием (Даевым) 24 июня 1951 г. Сергий (Петров) рукоположен в иеромонаха. В 1951-1952 гг. он преподавал в Саратовской духовной семинарии, с 16 сентября 1952 г. — третий священник Вознесенского собора г. Ельца. Указами архиепископа Воронежского и Липецкого Иосифа (Орехова) 13 ноября 1954 г. иеромонах Сергий был назначен настоятелем собора, а 17 января 1955 г. — благочинным Елецкого церковного округа.

В бытность настоятелем Вознесенского собора иеромонах Сергий много сделал для приведения главного храма в Ельца в благолепный вид. Его трудами в 1956-1957 гг. был сделан капитальный ремонт: все алтари зимнего и летнего храмов собора капитально отремонтированы, пополнены новой стенной живописью. Алтарь во имя св. кн. Александра Невского в 1957 г. после ремонта и восстановления был заново освящён, окрашены иконостасы зимнего храма, стены и колонны зимнего храма, который со дня постройки собора не был расписан, а только окрашен белой краской, расписаны новыми образами святых угодников, своды покрашены в голубой цвет, в летнем храме промыта и частично подновлена живопись, восстановлен орнамент западной стены и примыкавшего к ней свода, расписан притвор. Причём всеми «строительными, художественными и реставрационными работами» о. Сергий руководил «непосредственно сам». Заботами о. Сергия были очищены от хлама подвальные помещения под трапезной частью собора, устроены в них крестильная комната со стенной живописью, канцелярия, кладовая, ризница, мастерская, комната для приезжих.

В 1957 г. по проекту архитектора Лоренса вокруг собора была поставлена ограда. За своё усердие по возобновлению собора иеромонах Сергий (Петров) был награждён Преосвященным Иосифом, архиепископом Воронежским и Липецким, «Благословенной грамотой» и по его же представлению — Патриаршей грамотой. В апреле 1958 г. иеромонах Сергий, назначенный помощником инспектора Одесской духовной семинарии, покинул настоятельское место в Вознесенском соборе. В акте передачи дел настоятельства члены церковного совета, ревизионной комиссии и двадцатки собора выразили «…глубокую благодарность и признательность настоятелю Вознесенского собора иеромонаху отцу Сергию за его большие ревностные труды по благоустройству нашего величественного собора… Необходимым считаем отметить и проявленную им заботу о всём причте собора, об обслуживающем церковь персонале и всех верующих Ельца». [70]


Вознесенский собор. Фото 1960-х гг.

Вознесенский собор. Фото 1960-х гг.


Так о. Сергий попрощался с Ельцом и Вознесенским собором, чтобы через несколько лет приезжать сюда уже в качестве правящего архиерея — 13 марта 1960 г. ректор Одесской семинарии архимандрит Сергий (Петров) был хиротонисан во епископа Белгород-Днестровского, а 16 марта 1961 г. назначен управляющим Воронежско-Липецкой епархии. До перемещения в октябре 1963 г. на Минскую и Белорусскую кафедру с возведением в сан архиепископа Владыка Сергий часто приезжал в Елец, и тогда архиерейские службы в Вознесенском соборе становились для верующих ельчан подлинным церковным праздником и огромным духовным событием. Закончил свой земной путь Владыка Сергий в сане митрополита Одесского и Херсонского 4 февраля 1990 г. в Одессе, где и был погребён на монастырском кладбище. Память же о нём навсегда сохранилась в сердцах православных ельчан и священнослужителей епархии. Тем более что именно при настоятельстве о. Сергия в штат собора поступил священник Николай Овчинников, будущий иеросхимонах Нектарий, а сменил его на посту настоятеля архимандрит Исаакий (Виноградов) — два самых известных и почитаемых ельчанами старца, чья подвижническая деятельность ознаменовала собой целый период в истории Вознесенского собора и духовной жизни Ельца в 1950-1980-е гг.

Николай Александрович Овчинников родился в 1903 г. в с. Хоботово Козловского уезда Тамбовской губернии в семье железнодорожного служащего и учительницы. Его мать — Мария Иларионовна Овчинникова была духовной дочерью уроженца Ельца, Оптинского старца Нектария (Тихонова) и часто брала с собой в Оптину маленького Николая, который вместе с ней брал благословение у старца и впоследствии считал его своим духовным отцом. С детства Николай стремился к Богу и желал избрать себе монашеский путь жизни, однако о. Нектарий не благословил его на это, указав, что он должен вначале послужить в миру, жениться, и лишь после пятидесяти лет стать священником. [71] Николай Овчинников окончил гимназию в Козлове, в 1924 г. поступил на медицинский факультет 2-го государственного университета в Москве, где его духовно опекал по просьбе о. Нектария старец Даниловского монастыря архимандрит Георгий (Лавров) — также уроженец Елецкой земли.

В 1929 г. Николай Александрович окончил университет, после чего в 1930-1931 гг. работал ординатором в нервно-психической больнице Тамбова, в 1931-1932 гг. — заведующим медучастком в с. Тулиновка Тамбовской области, в 1932-1937 гг. — заместителем главного врача и хирургом 2-й железнодорожной больницы в Мичуринске. В 1937 г. он переехал в Воронеж и стал трудиться в должности научного сотрудника станции переливания крови. Во время Великой Отечественной войны находился в оккупации, где с риском для жизни оказывал медицинскую помощь русским военнопленным. В 1943-1949 гг. Николай Александрович руководил областной станцией переливания крови в Воронеже. После войны он переписывался со святителем Лукой (Войно-Ясенецким), желая вплотную заняться научной деятельностью. Но архиепископ Лука не благословил Николая Александровича на защиту диссертации и посоветовал готовиться к священству. В 1949 г. Н.А. Овчинников взял на себя чужую вину за нарушения в работе станции переливания крови и был осуждён. В 1950-1955 гг. работал врачом-хирургом «учреждения п/я ОЖ 118/5» в Воронеже. Судимость с него была снята в 1953 г. А в 1955 г. Николай Александрович уехал в Ташкент к епископу Ермогену (Голубцову), где на Вознесение того же года был рукоположен во диакона, а на день Святой Троицы — в священника. После полутора лет службы в Успенском кафедральном соборе Ташкента о. Николай вернулся в Воронеж, где архиепископ Иосиф (Орехов) 11 ноября 1956 г. назначил его нештатным священником Вознесенского собора Ельца, а 26 марта 1958 г. утвердил его четвёртым штатным священником собора. [72] Не раз в это время о. Николай вспоминал пророческие слова иеросхимонаха Нектария о том, что священником он станет в возрасте не ранее пятидесяти лет. Провидела священство Н.А. Овчинникова и воронежская юродивая Феоктиста Михайловна, когда в конце 1930-х гг. тот обратился к ней в сложный духовный период своей жизни. «Какой ты врач, ты – поп», — сказала ему тогда блаженная Феоктиста.


Архимандрит Исаакий (Виноградов). Фото 1974 г.

Архимандрит Исаакий (Виноградов). Фото 1974 г.


Так местом духовных подвигов о. Николая Овчинникова, в схиме Нектария, до самых последних дней земной жизни стал богохранимый град Елец и его соборный храм во имя Вознесения Христова. В 1961-1962 гг. о. Николай исполнял обязанности настоятеля Вознесенского собора. В 1959 г. был награждён наперсным крестом, в 1962 г. — саном протоиерея, в 1967 г. — палицей.

Отец Николай всегда с любовью и уважением относился к Ельцу, его истории, храмам и монастырям древнего города, прививал эти чувства своим детям и внукам. Не раз он возвышал свой голос в защиту елецких храмов, судьба которых в 1960-х гг. «висела на волоске». В 1969 г. протоиерей Николай Овчинников обратился с письмом к заместителю Председателя Совета Министров РСФСР, председателю Центрального Совета ВООПИК В.И. Качемасову с просьбой помочь Вознесенскому собору: «Наш собор известен на весь мир как памятник истории и культуры. Это зодчество — дело рук славного архитектора Тона… А отношение к нему местных организаций очень прохладное… Подвалы Собора превращены в овощехранилище всех видов, вплоть до чеснока, запах которых проникает в летнюю часть Собора, и, по заключению художников, плохо действует на краски уникальных произведений академиков Корзухина и Лебедева, расписавших стены храма. Просим Вас сдвинуть с «мёртвой точки» безразличного отношения к храмам Ельца тех, кто должен заниматься реставрацией храмов до степени приведения их в надлежащий вид. Нужно дать нашему поколению возможность восстановить из руин созданное нашими предками то, что было дорого и близко их сердцу. Нужно передать это грядущему поколению как драгоценное наследие наше». [73]

Прихожане Вознесенского собора очень любили своего батюшку, получая в ответ сильную и глубокую любовь пастыря к своим пасомым. Весь день о. Николая, или, как звали его духовные дети и многие верующие, Отче, был наполнен этой любовью к людям, каждая минута его в жизни в Ельце приносила верующим утешение и сострадание. По воспоминаниям о. Андрея Суховского, получившем благословение о. Николая на священническое служение, после службы в соборе «…ему требовались часы, чтобы дойти до своего стоящего рядом с храмом дома. Толпа верующих всегда окружала его: одному он давал духовный совет, другим обещал помочь в беде, третьему — помолиться за потерявшуюся скотинку. Четвёртому отдавал последние деньги. Пятому выписывал здесь же на ходу рецепт». По утверждению писателя Владимира Крупина, духовного сына о. Николая, «…не было человека, который, прибегнув к помощи батюшки, ушёл бы неутешным. Кажется, никто, как он, не обладал такой способностью брать на себя чужие страдания и так скорбеть о гибели во грехах отчаявшихся людей, что не могла не проснуться совесть, если даже она дремала долгие годы, не могла не вытечь слеза, если даже глаза давно были сухими». [74]

Отец Николай стал тем связующим звеном, которое соединило православную русскую культуру старой России и традиции старчества Оптиной пустыни с искавшими духовного определения, а по сути веры в Бога, здоровыми, национальными силами культуры 1970-1980-х гг. О. Николай стал духовным отцом для многих русских писателей и поэтов, кинематографистов, учёных и пр. Именно здесь, в Ельце, литератор Алексей Макаров, лётчица Мария Орлова, учёные Кирилл Флоренский и Фотей Шипунов, писатели Валентин Распутин и Владимир Крупин, режиссёры Ролан Сергиенко, Ренита и Юрий Григорьевы нашли себя в вере в Господа, получили ответы на мучившие их вопросы, обрели подлинную духовную жизнь. Валентин Григорьевич Распутин крестился именно здесь, в Вознесенском соборе Ельца. По словам Рениты Андреевны Григорьевой, Отче превратил их «…в духовную семью, узы которой были даже сильнее, чем кровные узы. Наша жизнь оказалась под руководством отца Николая, и это была настоящая подлинная жизнь, которая возможна только тогда, когда у вас есть духовный авторитет. Отец Николай учил нас на практике, что Бог есть Любовь. Это было его «простое жизненное кредо». И без благословения нашего духовного отца мы не сняли ни один фильм, не написали ни одной строчки». [75]


Панихида возле часовни в ограде Вознесенского собора

Панихида возле часовни в ограде собора. Фото 2-й пол. 1970-х гг.


В 1976 г. о. Николай серьёзно заболел и вскоре был пострижен в монашество с именем Нектарий. По заключению врачей жить ему оставалось недолго, но старец прожил ещё девять лет, принял схиму, и даже тяжелобольной, прикованный к постели, оставался всё тем же Отче, дающим советы, поддерживающим в трудную минуту, руководящим духовной жизнью своих чад и пробуждающим дремлющие силы православных людей в преддверии грядущего духовного возрождения России. Скончался иеросхимонах Нектарий (Овчинников) 1 марта 1985 г. и погребён на городском кладбище Ельца рядом с могилой своего духовного друга и сослуживца по Вознесенскому собору архимандрита Исаакия (Виноградова), который с перерывом в один год двадцать с лишним лет настоятельствовал в главном храме Ельца.

Отец Исаакий (в миру Иоанн Васильевич Виноградов) родился 12 февраля 1895 г. в Петербурге, в семье учителей. Отец его — Василий Васильевич — был регентом церковного хора, а матушка — Анна Ивановна — пела в том же хоре. Они были людьми глубоко верующими, поэтому будущий пастырь буквально с пелёнок присутствовал на богослужениях и вообще воспитывался родителями в строго православном духе. В 1905-1913 гг. Иоанн Виноградов учился в 1 реальном училище Петербурга, в 1914-1916 гг. — в Петроградской духовной академии. В 1916 г. он был призван в армию и по окончании Владимирского пехотного училища в столице направлен офицером в действующую армию на Румынский фронт. В 1918 г. И.В. Виноградов вступил в Добровольческую армию, с которой в 1920 г. эмигрировал в Европу. Жил в Греции, Болгарии, Франции. В 1926-1928 гг. проходил обучение в Париже в православном богословском институте при Сергиевском подворье, во время которого в 1927 г. митрополитом Евлогием (Георгиевским) был пострижен в монашество с именем Исаакий и вскоре рукоположен в иеродиакона, а после окончания института в 1928 г. тем же Владыкой рукоположен в иеромонаха и направлен в Прагу в качестве помощника епископа Сергия (Королёва). Иеромонах Исаакий служил в храме св. Николая Чудотворца, преподавал в русской гимназии и окормлял русские общины, не имевшие постоянного священника. В 1933 г. о. Исаакий возведён в сан игумена, в 1936 г. — в сан архимандрита. После занятия в мае 1945 г. советскими войсками Праги архимандрит Исаакий был арестован и Львовским военным трибуналом осуждён на 10 лет ИТК по 58 статье. В 1946 г. о. Исаакий был досрочно освобождён и отправлен в г. Актюбинск на поселение. В 1947-1957 гг. служил настоятелем Никольского кафедрального собора в г. Алма-Ате. В конце 1957 г. Святейший Патриарх Алексий I (Симанский) вызвал архимандрита Исаакия в Троице-Сергиеву Лавру, где тот, по собственному выражению, нёс «гряду служения» с января по апрель 1958 г. [76] Именно в стенах Лавры святейший предложил о. Исаакию отправиться в Воронежско — Липецкую епархию, где архиепископ Иосиф (Орехов) предлагал ему место настоятеля Вознесенского собора города Ельца. Отец Исаакий ответил Патриарху: «На Ваше предложение я, как монах на слова старшего, должен ответить: «Слушаю и готов исполнить». [77]


Восьмидесятилетие архимандрита Исаакия (Виноградова)

Восьмидесятилетие архимандрита Исаакия. Слева направо: диакон Николай Ковалёв, иеромонах Валерий (Мирчук), игумен Виссарион (Матичин), архимандрит Исаакий (Виноградов), протоиерей Николай Овчинников, протоиерей Василий Поваляев, диакон Павел Поваляев. Фото 1975 г.


5 апреля 1958 г. указом Владыки Иосифа архимандрит Исаакий назначен настоятелем Елецкого Вознесенского собора. Прихожане вначале присматривались к новому настоятелю, сменившему любимого ельчанами отца Сергия (Петрова), но вскоре всей душой полюбили отца Исаакия, став называть его между собой не иначе как «наш благодатный батюшка» и «наше золотце». Простые верующие ельчане сразу оценили и полюбили этого смиренного и благочестивого монаха, на долгие годы ставшего главным столпом православной веры в Ельце.

Архимандрит Исаакий всегда интересовался историей и традицией своего места служения, стремился узнать побольше о своих предшественниках, нравах и обычаях местных жителей. Именно о. Исаакию принадлежит установление традиции крестного хода к соборной часовне на могиле ельчан, павших во время нашествия Тамерлана в 1395 г., и служения там панихиды. Когда это случилось впервые, радостному удивлению прихожан не было предела: «Батюшка, да тут столетиями не молился никто!»

Отец Исаакий жил неподалёку от собора, в доме на улице Октябрьской, 122, где в его скромной келий стояли железная кровать, тумбочка, письменный стол, кресло и книжный шкаф. В иконостасе большинство икон составляли подаренные ему фотографии образов, а на стенах висели портреты его наставников и осо­бо почитаемых батюшкой русских подвижников веры и благочестия.

Как настоятелю собора архимандриту Исаакию, кроме постоянных богослужений и исполнения треб наравне с другими священниками причта, приходилось решать массу хозяйственных, организационных и административных вопросов. Одним из сложнейших был вопрос поддержания в благолепии внутреннего и внешнего видов собора. Поэтому практически всё время настоятельства о. Исаакий лично и усердно занимался различными ремонтами, главным его помощником при этом была староста собора монахиня Александра (Захарова, 1923-2000), в схиме Серафима. [78]

Так, в 1960 г. в иконостасах придельных алтарей летнего храма — Казанского и Александро-Невского были сделаны новые Царские Врата, «представляющие собою воспроизведение по размеру и оформлению тех Царских Врат, какие были в этих приделах при первоначальном открытии собора в 1888 году, для чего послужили фотографические снимки, какие удалось достать у старожилов г. Ельца…».

После сильного повреждения ветром в мае 1962 г. кровли трапезной Вознесенского собора в 1962-1963 гг. старанием старосты И.М. Зубова был проведён ремонт кровли зимнего храма и остеклены рамы в главах летнего, деревянный пол притвора заменён на цементный, отремонтировано отопление, побелены фасады и окрашены купола. В 1962 г. за ветхостью старого был выдан новый антиминс на Димитриевский престол. В 1965 г. настоятель и община наметили ремонт летнего храма и трёх его иконостасов. Благословение на проведение ремонта от правящего архиерея было получено 6 февраля 1966 г. и в том же году провели все работы. В 1968 г. с огромным трудом удалось купить сусальное золото, чтобы вызолотить иконостасы в зимнем храме.

Разделитель нижний

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Ельцу 870 лет!
Ельцу — 870 лет

Как город Елец впервые упоминается в 1146 году:

...Князь же Святослав Ольгович иде в Резань, и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону, и в Елце, и в Пронске, и приде в Резань на Оку...Русская летопись по Никонову списку, 1146 г.

Елецкая крепость (макет)

Однако сегодня историки и краеведы исследуют другие источники, в которых факты указывают на появление Ельца гораздо раньше летописной даты.

Подробнее об истории города воинской славы читайте в разделе "История Ельца" >>

Для быстрого доступа к материалам сайта пользуйтесь поиском.

Wildberries RU
Регистратор
Получить туристическую карту Воргольских скал
goMobi
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Елец
© 2017, Воргол.Ру — страницы истории города Ельца  ·  © 2011-2017, WPcore - разработка и обслуживание сайтов  ·  2006-2017, REG.RU - хостинг и домен для Вашего сайта